Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Маркиз де Сад; Жюстина, или Несчастья добродетели

Маркиз де Сад «Жюстина, или Несчастья добродетели»

«Да, я распутник и признаюсь в этом, я постиг все, что можно было постичь в этой области, но я, конечно, не сделал всего того, что постиг, и, конечно, не сделаю никогда. Я распутник, но не преступник и не убийца… Ты хочешь, чтобы вся вселенная была добродетельной, и не чувствуешь, что все бы моментально погибло, если бы на земле существовала одна добродетель.»

«Кстати, ни одной книге не суждено вызвать более живого любопытства. Ни в одной другой интерес – эта капризная пружина, которой столь трудно управлять в произведении подобного сорта, – не поддерживается настолько мастерски; ни в одной другой движения души и сердца распутников не разработаны с таким умением, а безумства их воображения не описаны с такой силой. Исходя из этого, нет ли оснований полагать, что „Жюстина“ адресована самым далеким нашим потомкам? Может быть, и сама добродетель, пусть и вздрогнув от ужаса, позабудет про свои слезы из гордости оттого, что во Франции появилось столь пикантное произведение».

Из предисловия издателя «Жюстины» (Париж, 1880 г.)

«Маркиз де Сад, до конца испивший чащу эгоизма, несправедливости и ничтожества, настаивает на истине своих переживаний. Высшая ценность его свидетельств в том, что они лишают нас душевного равновесия. Сад заставляет нас внимательно пересмотреть основную проблему нашего времени: правду об отношении человека к человеку».

Симона де Бовуар

РОМАНЫ МАРКИЗА ДЕ САДА В КОНТЕКСТЕ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ XX СТОЛЕТИЯ

Великий французский писатель и мыслитель Маркиз де Сад (1740 – 1814) [1] предвосхитил интерес западной культуры XX века к проблеме эротики и сексуальности, показав в своих книгах значение эротического и сексуального инстинкта и зафиксировав различные формы их проявления, тем самым в определенной степени наметив проблематику эротической и сексуальной стихии в творчестве Г. Аполлинера, С. Дали, П. Элюара, А. Арго, Л. Бунюэля, Э. Фрейда, Э. Фромма, И. Бергмана, Ф. Феллини, Ю. Мисима, Г. Маркузе, А. Камю и других.

Г. Аполлинер, открывший Сада, выказался о нем как о самом свободном из когда-либо существовавших умов. Это представление о Саде было подхвачено сюрреалистами. Ему отдали дань А. Бретон, нашедший у него «волю к моральному и социальному освобождению», П. Элюар, посвятивший восторженные статьи «апостолу самой абсолютной свободы», С. Дали, придающий, по его собственным словам, «в любви особую цену всему тому, что названо извращением и пороком». Это было в основном эмоциональное восприятие. В книгах Сада сюрреалистов увлек вселенский бунт, который они сами мечтали учинить; Сад стал для них символом протеста против ханжеской морали и был привлечен на службу «сюрреалистической революции». В действительности Маркиз де Сад хотел того, чего не может дать простая перестройка, чего нельзя добиться изменением материальных и относительных условий; он хотел «постоянного восстания духа», интимной революции, революции внутренней. В ту эпоху он хотел того, что сегодняшняя революция уже не считает «невозможным», а полагает как исходный пункт и конечную цель: изменить человека. Изменить его окончательно и бесповоротно, изменить любой ценой, ценой его «человеческой природы» и даже ценой его природы сексуальной и прежде всего ценой того, что в нашем обществе сформировало все отношения между людьми, сделало их неестественными и объединило любовь и целостность в одной катастрофе, в одной бесчеловечности.

Маркиз де Сад, на наш взгляд, является прежде всего человеком, одаренным гениальной научной фантазией. Фантазия – это то, что позволяет с помощью фрагмента реальности воссоздать ее целиком. Сад, исходя из рудиментарных проявлений собственной алголагнии, без помощи какого-либо предшественника, причем с самого начала достигнув совершенства, построил гигантский музей садо-мазохистских перверсий. Жиль Делез считает, что «В любом случае Сад и Мазох являются также и великими антропологами, подобно всем тем, кто умеет вовлекать в свой труд некую целостную концепцию человека, культуры, природы, – и великими художниками, подобно всем, кто умеет извлекать из небытия новые формы и создавать новые способы чувствования и мышления, некий совершенно новый язык» [2] . Настойчивость, с какою Сад всю свою жизнь исследовал исключительно извращенные формы человеческой природы, доказывает, что для него важно было одно: заставить человека возвратить все зло, которое он только способен отдать. Сад внес вклад в постепенное осознание человеком самого себя, иначе говоря, если прибегнуть к философскому языку, способствовал его самосознанию: уже сам термин «садист», обладающий универсальным значением, – убедительное свидетельство этого вклада. Инстинкты, описанные в «Жюстине» и «Жюльете», теперь имеют право гражданства. Ницше дал на это единственно достойный ответ: если страдание и даже боль имеют какой-то смысл, то он должен заключаться в том, что кому-то они доставляют удовольствие. Никто не станет отрицать, что жестокость героев «Жюстины» или «Жюльеты» неприемлема. Это – отрицание основ, на которых зиждется человечество. А мы должны так или иначе отвергать все, что имело бы своей целью уничтожить творения своих рук. Таким образом, если инстинкты толкают нас на разрушение того, что мы сами создаем, нам следует определить ценность этих инстинктов как губительную и защищать себя от них. Порочный человек, непосредственно предающийся своему пороку, – всего лишь недоносок, который долго не протянет. Даже гениальные развратники, одаренные всеми задатками, чтобы стать подлинными чудовищами, если они ограничатся тем, что будут всего лишь следовать своим наклонностям, обречены на катастрофу (Ц. Борджа, Казанова, Берия, Гитлер и др.). Можно, конечно, читать Сада, руководствуясь проектом насилия, но его можно читать также, руководствуясь принципом деликатности. Утонченность Сада не является ни продуктом класса, ни атрибутом цивилизации, ни культурным стилем. Она состоит в мощи анализа и способности к наслаждению: анализ и наслаждение соединяются в непостижимой для нашего общества экзальтации, уже в силу этого представляющей собой самую главную из утопий. Насилие прибегает к коду, которым люди пользовались на протяжении тысячелетий своей истории; возвращаться к насилию значит продолжать пользоваться тем же речевым кодом. Постулируемый Садом принцип деликатности может составить основу абсолютно нового языка, неслыханной мутации, призванной подорвать сам смысл наслаждения.

Идеи и мысли одного из самых проницательных и пугающих умов Франции – Маркиза де Сада глубоко осмыслил и трансформировал в своем творчестве С. Дали. Он постоянно читал и перечитывал книги Сада и вел с ним своего рода диалог в своих картинах и писаниях [3] . Многие из картин Дали, с характерным для него стремлением – свойственным и Саду – рационалистически упорядочить не подлежащий упорядочению мир неконтролируемых, иррациональных, подсознательных порывов души, содержат садический элемент («Осеннее каннибальство», «Одна секунда до пробуждения от сна, вызванного полетом осы вокруг граната», «Юная девственница, содомизирующая себя своим целомудрием».). Садические мотивы звучат также в творчестве М. Эрнста, («Дева Мария, наказывающая младенца Иисуса в присутствии трех свидетелей: Андре Бретона, Поля Элюара и автора»), К. Труя, писавшего картины непосредственно по мотивам романов Сада. Садический «привкус» ощущается также в драматургии теоретика «театра жестокости» А. Арто, стремившегося обновить театральные каноны путем введения навязчивых тем кровосмешения, пыток и насилия. Достойным продолжателем садических традиций в XX веке являлся гениальный японский писатель Ю. Мисима («Золотой храм»). Эротика и секс были жизнерадостной религией надежды для Г. Миллера («Тропик Рака») и В. Набокова («Лолита»).

Известный испанский режиссер Л.Бунюэль испытал огромное влияние произведений Сада. На примере Бунюэля мы убедимся в магическом воздействии книг Сада: «Я любил Сада. Мне было более двадцати пяти лет, когда в Париже я впервые прочитал его книгу. Книгу „Сто двадцать дней Содома“ впервые издали в Берлине в небольшом количестве экземпляров. Однажды я увидел один из них у Ролана Тюаля, у которого был в гостях вместе с Робертом Десносом. Этот единственный экземпляр читал Марсель Пруст и другие. Мне тоже одолжили его. До этого я понятия не имел о Саде. Чтение весьма меня поразило. В университете Мадрида мне практически были доступны великие произведения мировой литературы – от Камоэна до Данте, от Гомера до Сервантеса. Как же мог я ничего не знать об этой удивительной книге, которая анализировала общество со всех точек зрения – глубоко, систематично – и предлагала культурную „tabula rasa“. Для меня это был сильный шок. Значит в университете мне лгали… Я тотчас пожелал найти другие книги Сада. Но все они были строжайше запрещены, и их можно было обнаружить только среди раритетов XVIII века. Я позаимствовал у друзей „Философию в будуаре“, которую обожал, „Диалог священника и умирающего“, „Жюстину“ и „Жюльету“… У Бретона был экземпляр „Жюстины“, у Рене Кревеля тоже. Когда Кревель покончил с собой, первый, кто пришел к нему, был Дали. Затем уже появились Бретон и другие члены группы. Немного позднее из Лондона прилетела подруга Кревеля. Она-то и обнаружила в похоронной суете исчезновение „Жюстины“. Кто-то украл. Дали? Не может быть. Бретон? Абсурд. К тому же у него был свой экземпляр. Вором оказался близкий Кревелю человек, хорошо знавший его библиотеку» [4]

«Эротизм выступает у Сада в качестве единственного надежного средства общения», – считает С. де Бовуар, а Камю констатирует: «Сад знал только одну логику – логику чувств» [5] . Действительно, Сад во всех своих творениях проповедует чувственную модель любви. В частности, Жюльетта является олицетворением комплекса «Мессалины». Этот комплекс присущ женщине страстной, чувственной, сексуально возбудимой, предъявляющей повышенные эротические требования к партнеру, меняющей партнеров, оргаистической [6] . Секс в современной культуре стал иным, он на пороге новых изменений. Освобождение Эроса, по мнению Г. Маркузе, ведет к освобождению человечества, а сексуальная близость облагораживается любовью. Поэтому современная культура должна пройти через проблематику Сада, вербализировать эротическую стихию, определить логику сексуальных фантазий.

Читать еще:  Всё время хочу в туалет по маленькому

Письмовник

Как писать ВЫ и ВАШ – с прописной или со строчной буквы?

Правописание

Общая рекомендация

Местоимения Вы и Ваш пишутся с прописной (большой) буквы как форма вежливого обращения к одному лицу. При обращении к нескольким лицам следует писать вы и ваш со строчной буквы. Написание Вы, Ваш с прописной при обращении к нескольким лицам – ошибка.

Немного истории

Исконно русским и в этом смысле традиционным является обращение к одному человеку на ты. Так говорили с близкими и чужаками, с ровесниками и со старшими, не церемонились и с начальниками: тыкали уважаемым и почитаемым.

В. И. Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» называет обращение на вы вместо ты «искаженной вежливостью»: «Ты, мест. 2-го лица ед. ч. <. > Искаженная вежливость заменяет слово это множественным числом (то есть заменяет ты на вы), но у нас доселе простой человек говорит всякому ты, и Богу, и Государю. ». «Вместо тщеславной похвальбы сельского учителя (эманципированного), что он крестьянским мальчикам говорит вы, – продолжает Даль, – учитель лучше бы сделал, заставив их себе говорить ты; в этом было бы более смысла». И убеждает посло вицей: «Лучше по чести тыкать, чем с подвохой выкать».

Так откуда же вы в русском обращении? Обращение на вы в русском языковом обиходе появилось в XVIII веке из западноевропейских языков. Чужеземное грамматически, вы-обращение прижилось не сразу, но уже в XIX веке возмущенные реплики «Почему вы мне тыкаете», «Не извольте тыкать», присказка «Ты мне не тычь, я тебе не Иван Кузьмич» отразили, что вы-обращение стало привычным и обязательным для воспитанного человека.

В «Словаре русского речевого этикета» А. Г. Балакая (М., 2001) читаем: «Употребление вы по отношению к одному лицу высокого положения (господину, князю) встречается уже в памятниках русской письменности XI–XVI веков, что связано, вероятно, с влиянием византийской речевой традиции. Однако распространение в качестве почтительного, вежливого, обращения вы (Вы) получило в Петровскую и особенно – в послепетровскую эпоху под влиянием западноевропейского, в частности немецкого и французского, речевого этикета.

[Стародум:] Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы, тогда не знали еще заражать людей столько, чтобы всякий считал себя за многих. Д. Фонвизин, Недоросль.

В XIX веке обращение на вы стало нормативным в светской речевой учтивости, прежде всего по отношению к лицам привилегированных сословий».

Приводим рекомендации современных словарей и справочников.

Таким образом, местоимения Вы, Ваш пишутся с прописной буквы при обращении к одному лицу в текстах следующих жанров:

а) личное письмо (адресат – одно лицо);

б) официальные документы, адресованные одному лицу;

в) анкеты, рекламные листовки (текст, адресованный неконкретному лицу).

При обращении к нескольким лицам или неопределенному кругу лиц (например, при обращении к читательской аудитории газеты или журнала, при обращении к посетителям сайта, в объявлении, адресованном широкому кругу лиц, и т. п.) местоимения вы, ваш пишутся со строчной буквы: Дорогие подписчики! Напоминаем вам, что. ; На портале «Грамота.ру» опубликован новый интерактивный диктант. Проверьте вашу грамотность!

Можно предложить такое мнемоническое правило: если перед местоимением вы можно вставить обращение в форме единственного числа, то написание местоимения с большой буквы уместно: уважаемый коллега, предлагаем Вам. Но: уважаемые коллеги, предлагаем вам.

Вопросы «Справочному бюро»

Можно ли при обращении к одному человеку писать вы, ваш с маленькой буквы?

Употребление местоимения вы вместо ты при обращении к одному лицу само по себе уже представляет проявление уважительного отношения к этому лицу. Окончательное решение о написании Вы с прописной (для подчеркивания этого уважительного отношения) принимает автор текста.

Как писать местоимения вы, ваш в интервью?

Этот вопрос правилами правописания не регламентирован, однако на практике в средствах массовой информации местоимения вы, ваш в интервью пишут строчными буквами.

Какие слова писать с большой буквы при обращении к судье?

Правильно: Ваша честь (обращение к судье). См.: Лопатин В. В., Нечаева И. В., Чельцова Л. К. Прописная или строчная? Орфографический словарь. М., 2011. С. 95.

Есть ли случаи, когда с большой буквы пишется местоимение ты, твой?

С прописной буквы рекомендуется писать слова, употребляющиеся вместо слов Бог и Богородица. В церковно-религиозных текстах (молитвах, проповедях) с прописной буквы пишутся местоимения, заменяющие слова Бог, Божий: Да святится имя Твое, да будет воля Твоя. См.: Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник. Под ред. В. В. Лопатина. М., 2013. § 181, прим. 2.

9. C той стороны зеркального стекла

Как-то прямо посреди ночи мне позвонила из Парижа моя знакомая по имени Ева. Она представляла собой красивую телку — гибрид Ванессы Паради и юной Марианны Фэйтфул, а также опытную бизнес-вумен, издателя и поп-певицу. Ева много ездила по миру, тусовалась на Монмартре с музыкантами Jamiroquai и записывала альбом в стиле Джейн Биркин. Периодически она наезжала в Россию, в свою халабуду на Рублевке. На этот раз Ева решила заскочить на недельку в Москву с целью отпраздновать день рожденья.

У Евы есть много достоинств. Одно из них — превращать свои именины в незабываемые светские оргии. Один раз у нее выступал Марк Алмонд, другой — модные французские рэперы. Сейчас планировалась чуть ли не Патрисия Каас — по слухам, с новым блюзовым репертуаром.

Мне Ева позвонила проконсультироваться на тему возможности участия в акции адекватного русского артиста. Чтобы всех вокруг удивить.

«Чего тут думать? — не колеблясь, сказал я. — Бери „Мумий Тролль“! Кажется, в апреле они еще будут в Москве. Знаешь, я видел, как они выступали в „России“ на закрытой вечеринке какой-то нефтяной компании. Поверь мне, Ева, это было очень круто!»

…Как вы уже догадались, я настаивал на кандидатуре Лагутенко с корыстными целями. Во-первых, «Тролли» уже несколько лет не выступали в столице, и я успел соскучиться. Во-вторых, мне позарез нужен был хоть какой-нибудь сюжет про Илью, отражающий дух времени. Чтобы закончить эту бесконечную главу, которую я никак не мог дописать. Хоть ты тресни!

Последний повод был совсем уже садомазохистский — посмотреть, как близкие мне люди метафизически отдаются за большие деньги. Такой вот во мне проснулся вуайеризм.

В общем, всеми правдами-неправдами я убедил Еву потратить часть бюджета ее необыкновенных именин на группу «Мумий Тролль». Другая часть нефтедолларов предназначалась Патрисии Каас, а также одному из ресторанчиков на Яузской набережной, где эта вакханалия должна была произойти. Но человек предполагает, а Бог располагает.

Накануне именин внезапно выяснилось, что Патрисия Каас прилетает не в Москву, как мы все думали, а в солнечный Дагестан. С целью развлекать местных магнатов. Видимо, они весьма шибко перебили Еву по деньгам.

В итоге вместо плебейки Патрисии на дне рожденья Евы нарисовалась группа «Звери». Но не наша, а американская. The Animals . Те самые, которые « House of the Rising Sun ». Из «золотого состава» там остался только дряблый барабанщик, но это никого не смущало. В помощь бэушному ветерану были брошены три седых пивных бочонка, которые запомнились тем, что энергично размахивали руками над головой и безуспешно пытались расшевелить гламурную публику наигранно-бодрыми возгласами: « Hands up ! It ’ s a party ! Party !»

Затем, словно на предновогоднем утреннике, настал черед конкурсов и викторин. В этот момент вальяжных гостей со всей силой своего нечеловеческого останкинского обаяния развлекал Андрей Малахов. То тут, то там мелькали знакомые лица: Жириновский, Антон Макарский, Митя из Hi — Fi , Игорь Бутман, Божена Рынска, кто-то еще. Как сказано в Библии, пролетарии всех стран, объединяйтесь.

Праздник шел по нарастающей. Около сцены две активные конкурсантки отчаянно спорили, у кого в области сердца меньше силикона. Согласитесь, очень остроумно. Равнодушных, что называется, не было. Затем Макарский с Жириновским, крепко обнявшись, поздравили именинницу и спели дуэтом песню « Belle ».

Я неторопливо потягивал мартини со льдом, но душа ждала подлинного зрелища. «Когда уже Лагутенко появится?» — спросил я виновницу торжества. «Когда надо, тогда и появится, — вежливо ответила Ева. — Ты что, их фанат, что ли?» — «Ну да, — радостно ответил я. — Иначе зачем бы я их тебе рекомендовал?»

Евину нервозность я худо-бедно понимал. По моему совету она накануне встретилась с Ильей — с целью обсудить репертуар. «Пусть играют новые композиции!» — провокационно посоветовал я красавице-певице, которая в недалеком будущем собиралась баллотироваться на пост президента Франции. «Он меня начинает доставать своим упрямством, — раздраженно сообщила Ева сразу после встречи с Лагутенко. — Что-то я не понимаю, у кого из нас день рождения?» Вопрос носил риторический характер.

Читать еще:  Две маленькие дырочки на половом члене

…Наконец-то конкурсы стихли, и Малахов с природным артистизмом проанонсировал очередное действо — что-то на тему «сюрприза от именинницы для любителей хорошей музыки». «Приветствуйте, группа „Мумий Тролль“!» — закончил он на мажорной ноте свой праздничный монолог.

…«Тролли» появились на сцене из ниоткуда. Буквально за несколько секунд до этого пересекли пространство чуть ли не по краю стены. Пришли оттуда, откуда их никто не ждал. Ни именинница, ни гости, ни фотографы. «Тролли» прошли быстро, со сконцентрированными лицами, дыша в затылок друг другу. Последним шел Лагутенко, крепко держа за руку шатенку необыкновенной красоты. Она была явно моложе Ильи, но вместе они составляли крайне эффектную пару. Это была супермодель Аня Жукова.

На сцене Малахов немного невпопад анонсировал что-то в духе «„Мумий Тролль“ — проездом из Нью-Йорка». Кто-то из музыкантов возразил, что они в этом году в Америке не были. «Ну, значит, скоро будете!» — беззаботно парировал популярный телеведущий.

В этот момент Ева сделала милый, хоть и не совсем гринписовский сюрприз — выпустила в зал огромных бабочек. Полуживые насекомые, сидевшие до этого в закрытых коробках, вяло порхали под потолком, боясь быть раздавленными подвыпившей публикой.

…Раздались первые гитарные аккорды. Начинать «заказник» с хард-роковой «Доли риска» выглядело, по меньшей мере, смело. Лагутенко лихо схватил черный бубен и начал по-кошачьи бродить по заставленной аппаратурой сцене. Он выглядел максимум лет на тридцать: загорелое лицо, короткая стрижка, платок на шее, рубашка, укороченные брюки, слегка зауженные книзу. Эдакий техасский ковбой, который закончил университет в Аризоне по специальности «современная психология»…

У Ильи в глазах полыхали костры — в них было то, что в Аризоне называют «импульсом». Казалось, он никого не замечал вокруг. Пел «Алмазами» так, что в его голосе слышалось все: и Бог, и смерть, и дьявол, и Вселенная. Во время исполнения «Морской болезни» он декламировал текст с такой интонацией, словно вел горящий корабль. Илья Игоревич пел, как профессиональный преступник, — казалось, от его голоса начинали вибрировать гробницы под кремлевской стеной. Меньше всего это напоминало дорогостоящий «заказник».

…Техники бесшумно поменяли гитары — началась «С Новым годом, крошка!», которую Лагутенко, как нетрудно догадаться, остроумно посвятил имениннице. В какой-то момент Илья увидел меня и задержал взгляд на несколько секунд. Затем признаки жизни подал Юрка Цалер, как-то по-доброму улыбнувшись. Басист Сдвиг виновато пожал плечами — мол, видишь, в какую херню мы вляпались. Знал бы он, кто был ее инициатором…

В это время начался эротический блок: «Утекай», «Кораллы», «Сигналы». На девушек, стоявших рядом со сценой, смотреть без улыбки было нельзя. Они активно выделяли флюиды. Они таяли. Они медленно сходили с ума — даже странно, что не снимали одежду. Пока еще…

В разгар этого виртуального стриптиза ко мне подошла заметно подобревшая именинница. «Ах, Илья… Он такой сексуальный, — заговорщически шепнула мне на ухо Ева. — Жалко, я не с той стороны к нему подошла. Спасибо тебе за знакомство».

Андрей Малахов прислонился к колонне и цепким взглядом фотографировал маневры Ильи. Тот, в свою очередь, разошелся не на шутку и честно отрабатывал свой гонорар. Несколько юных журналисток, видевших «Мумий Тролль» на сцене впервые, похоже, забыли о цели своего визита. Они слушали песни, не пропуская ни единого слова. У меня в кармане задергался мобильный — пришла эсэмэска от знакомой тележурналистки: «Лагутенко — мой самый любимый Лунный Кот. »

Поколение Х восторженно встречало восход нового солнца. Одна из девушек по-кошачьи подкралась ко мне и, воровато оглядевшись по сторонам, спросила, как ей лучше познакомиться с «Мумий Троллем». Поскольку подобный вопрос я слышал не в первый раз, то знал, что именно надо отвечать. «Нет ничего проще, — с непроницаемым лицом сказал я. — Ворвись в гримерку и скажи, что делаешь лучший в Москве минет. И сразу же следи за реакцией. Вокалист — не уверен. Может, барабанщик достанется. Как повезет…»

Дав этот по-человечески бесценный совет, я с чистым сердцем растворился в темноте весенней московской ночи. Вечер, что называется, удался, и жизнь начинала казаться сплошным праздником. Ни сном, ни духом я не догадывался, что ровно через неделю 10 000 зрителей «Юбилейного» будут, словно заколдованные, подпевать вслед за группой «Мумий Тролль»: «Витя Дробыш, соси, уебыш! Витя Дробыш…»

Как писать ВЫ при обращении к одному человеку?

Вопрос именно про Вы при обращении к одному человеку.
То есть не надо про личные письма, СМИ, форумы и прочее говорить. Это всё понятно.

Моё мнение:
При обращении к одному человеку Вы всегда нужно писать с большой буквы. А вы с маленькой — это всегда обращение к нескольким или к неопределённому кругу лиц.

Другое мнение:
При обращении к одному человеку Вы пишется с большой только при уважительном, вежливом обращении. Можно писать и с маленькой.

Если моё мнение верно, то правило очень простое и чисто лингвистическое: Вы — при обращении к одному, вы — ко многим.

Если правильно другое мнение, то написание зависит от степени уважения к человеку и желания говорящего быть к нему вежливым.

Тогда получается, например, что Вас, Генриетта Марковна, я уважаю, а вас, Юрий Антуанович, ни в грош не ставлю.

Я вообще не понимаю, откуда взялось мнение, что есть такая свобода: использовать заглавную букву для выражения уважения, а строчную, соответственно, наоборот.

Подозреваю, что это всё из-за неправильного понимания простейших формулировок правила:

«С прописной буквы пишутся местоимения Вы и Ваш для выражения вежливого обращения к одному лицу» (Розенталь)

«Местоимения Вы и Ваш пишутся с прописной буквы как форма вежливого обращения к одному лицу в официальных отношениях, личных письмах: Прошу Вас. Сообщаем Вам.
При обращении к нескольким лицам эти местоимения пишутся со строчной буквы: Уважаемые господа, ваше письмо. » (цитата на Грамота.ру)

Единственное, о чём говорят правила, так это о различии по количеству лиц, к которым обращаешься. К одному — с большой. К нескольким — с маленькой. Всё.

Если читатель выделяет для себя в подобных правилах слова типа «уважительное», «вежливое обращение», и выводит из этого, что в случае своего неуважительного отношения к кому-либо или нежелания быть вежливым он может писать вы с маленькой, то он совершает ошибку. В правиле такого нет. Этого нет даже между строк.

А между строк есть, что если вы не считаете, что должны уважительно и вежливо обращаться к человеку, то следует использовать местоимение ты.

И всё. Больше нет вариантов для обращения к одному человеку. Или ты, или Вы.

Кстати, я допускаю, что где-нибудь в новых источниках будет такое правило, которое прямым текстом допускает вы с маленькой при обращении к одному человеку. Думаю, может быть две причины появления такого правила:

Автор нового правила мог точно так же неправильно понять старые. Он вполне может думать, что всего лишь переписывает то же самое своими словами.

Сказывается тенденция к демократизации и либерализации. Только проблема в том, что если в некоторых других государствах просто упраздняют уважительную форму и оставляют одну универсальную, которая не зависит ни от возраста, ни от положения, ни от уважения, то это имеет смысл. А вот оставлять вежливую форму обращения (Вы), обычную (ты) и изобретать ещё одну (вы) — это бессмысленно.

Итог: писать вы при обращении к одному человеку с маленькой буквы — неграмотно.

Очень хочется аргументированных точек зрения и цивилизованного, плодотворного обсуждения.

Некоторые итоги

Поднялась интересная тема истории появления и употребления обращения на «вы» и «Вы» к одному лицу. Вот только не знаю, что дальше с этим делать. Лично я — человек не библиотечный, а дома самой старой книге лет 120 всего, да и то не переписка. Кому-нибудь интересно исследовать вопрос?

Остальное только плохое:

Даже если звать людей на обсуждение, некоторые приходят просто чтобы высказать своё «фэ». Не только не объясняя, но и не задумываясь для себя даже, откуда у них в голове это «фэ» взялось.

Многие не умеют читать и анализировать тексты.

Многие не в состоянии внятно изложить свои мысли (возможно, просто сами мысли невнятные).

Почти никто не умеет или не хочет на элементарнейшем уровне работать с источниками.

Позиции многих можно свести к «как хочу, так пишу». С ней они пришли, с ней и ушли. Возможно, даже не осознали, что это именно такая позиция, а тешат себя мыслью, что под ней есть некое основание.

Я не фанатик. Никого не собирался убеждать или переубеждать, упрекать или учить. Я прекрасно понимаю, что никто не умрёт, какую бы букву ни писали.

Позицию свою я нарочно довёл до крайности, чтобы стал возможен тот самый спор, в котором что-то может родиться. Спора не получилось, ничего не родилось.

И я ни в коем случае не ставлю себя выше и не считаю лучше комментаторов. Тем более не считаю умнее или правее. Если что-то и могло получиться, то только благодаря коллективной мыслительной деятельности. Думать почти никто не захотел.

Читать еще:  Кот отгрыз головку члена

Но я и не считаю себя хуже, так что тоже уйду со своим «пишу как хочу», раз никто не подкинул новой пищи для размышлений. Но вот только я понимаю, что пишу именно так, как я хочу. А не купаюсь в иллюзиях, что пишу абсолютно правильно, опираясь на твёрдое обоснование.

Немного о будущем:

Я понял, что скоро узаконится возможность свободного выбора между «Вы» и «вы» во всех случаях (только при «понижении» буквы, «Вы» ко многим останется ошибкой).

Чуть менее скоро заглавную букву, возможно, вообще упразднят.

Об альтернативном будущем, которого не будет:

Приняв простое и логичное правило, по которому заглавная и строчная однозначно относились бы к одному или нескольким адресатам, мы получили бы удобный инструмент обозначения адресата и устранения возможных разночтений. Этого не будет.

Язык можно строить осознанно, совершенствовать его как инструмент коммуникации и творчества. Но этого, как я вижу, не будет.

(Оставить комментарий)Страница 1 из 2 — [1] [2]

О господи. Сто раз уже было обсуждено.

Итог ваш — просто зашибись. Вы в книгах часто встречаете обращение на Вы с большой буквы в диалогах?

Диалоги в книгах — это не тот случай, о котором я говорю.

Автор книги в диалогах вообще ни к кому не обращается. Он передаёт речь персонажей, передаёт её прямо. Может передавать и косвенно, от этого ничего в данном случае не изменится.

А раз нет обращения автора сообщения к кому-либо, нет в этом случае и обсуждаемой проблемы.

Если правильно другое мнение, то написание зависит от степени уважения к человеку и желания говорящего быть к нему вежливым.
Нет, оно зависит исключительно и только от жанра текста. Т. е. как раз от того, о чем вы не хотите говорить, потому что вам всё понятно.

(«Вы» со строчной у меня, разумеется, не от недостатка уважения, а потому, что данный текст не является ни личным письмом, ни, тем более, официальным документом.)

Я вовсе не говорил о независимости от жанра.

Говорю я о том, что некоторые люди даже в пределах одного жанра считают, что могут по своему усмотрению употреблять заглавную или строчную букву. Например, в тех же личных письмах. И вот это я называю другим мнением и считаю неверным.

Пишу только Вы к одному, и вы — к нескольким.
Вот и я за такую же простоту.

настойчивые требования большую букву тут упразднить
Как я уже написал, считаю что либо уж упразднять саму вежливую форму обращения, либо не трогать большую букву, потому что она несёт чисто грамматическую функцию.

эти требования растут из компьютерного арго, из нежелания лищний раз нажимать доп.клавищу «шифт»
Нет-нет, если бы! Часто этого требуют (или просто молча сами внедряют) люди, которым не лень жать «шифт», чтобы писать имена, топонимы, названия и прочее. Это не от лени, это от идейности.

Очень плохой комментарий, потому что вносит больше путаницы, чем ясности. И, как я считаю, слишком свободно толкует правило, предоставляя пишущему свободу варьировать языковую норму по своему усмотрению. Реальных оснований для такой свободы нет. Если найдёте, приведите. Потому что именно ради этого всё и затевалось.

Канцелярщина или нет — это Ваше личное ощущение. Личные ощущения, вызываемые теми или иными языковыми конструкциями, точно так же как и степень уважения к адресату, никакого отношения к правилам и нормам языка не имеют.

Посмотрим, как писали классики.

8 августа <1837 г. Петербург>, на борту «Александры», 2 часа ночи

Слава Богу. А вам я несказанно благодарен за добрую весть. Нет нужды говорить, сколько чувств во мне поднялось одновременно… *Дашенька, друг мой, обнимаю тебя и новорожденного… благодарю, что поторопилась… Николай Васильевич, поздравляю вас… а вы, маменька… но для вас, маменька, у меня слов нет… День 7-го августа для вас останется памятен…* Вас, любезный папенька, тысячу раз благодарю за то, что не отчаялись меня застать и успели мне вовремя передать счастливое известие. Теперь я уезжаю с более легким сердцем… Мы поднимаем якорь через два часа. Ваш посланец расскажет все остальное… *Теперь, узнавши о случившемся, я переживу с вами мыслями весь вчерашний день, с самой той минуты, как вы от меня воротились. Маменька, скажите ради Бога, как вы это всё вынесли.

Сто раз обнимаю вас от всей души, и вас, папенька, и всех вас, и особливо героиню этого вели<кого> дня… и всех поручаю милост<и Божией>. Простите… и среди вашей радости поминайте о уезжающем, который один на море — но сердцем с вами… Простите… Из Любека получите от меня письмо…

Целую ваши ручки.

Спасибо за историческую справку

Язык меняется. Пользоваться старыми текстами как справочником нельзя. Это понятно всем, и Вам, думаю, тоже. Так что Ваш пример имеет исключительно историческую ценность.

Ещё немного истории:

Дорогая Клавдия Васильевна,

больше всего на свете хочу видеть Вас. Вы покорили меня. Я Вам очень
благодарен за Ваше письмо. <. >

Из переписки Хармса.

Милый, дорогой дедушка!

Ежедневно собираюсь я Вам написать — но занятия и вообще многое мешало
мне. Прежде всего, я поссорился с учителем латинского яз(ыка), который ни за
что ни про что обозвал 2 учеников-евреев «жидами». <. >

Из переписки Маршака.

Мне кажется, что это слишком… категорично, что ли? Читается будто «писать е вместо ё — фашизм», а ведь такая категоричность звучит как раз менее убедительно. 🙂 Поверьте, у меня нет ни кружевных салфеток на комоде, ни семи слоников, ни даже сервиза с мадоннами. А я все-таки пишу «Вы». Прозой.

Мне кажется, что различие Вы/вы как раз удобно для пояснения, обращаемся мы к адресату или всем в открытых письмах — а ведь все комментарии в ЖЖ по его организации суть открытые письма! Прочитайте выдержки из письма Тютчева выше: оно было бы несколько понятнее (нам — кому он писал знали более широкий контекст), если бы традиция писать «Вы» появилась уже тогда. Я могу насчитать только 3 места, где можно с уверенностью сказать, что обращение к одному человеку, и ни одного, где можно быть уверенным, что к нескольким!

Я зануда, и потому…

…мне, напротив, очень приятно, что Вы настолько глубоко проработали вопрос, прежде чем вынести его на обсуждение. Если бы все так делали, было бы намного легче и спокойнее обсуждать большинство вопросов. Я вот только на одной неделе два раза подряд по шапке от спрашивающих получил — от одного за то, что не угадывал его мыслей, от второго — за то, что неправильно угадал… 🙂

Вы очень точно подметили, что это правило в Розентале плохо сформулировано, так что может читаться многозначно: с прописной буквы пишутся местоимения Вы и Ваш для выражения вежливого обращения к одному лицу. Вежливое как противоположность невежливому, или же как противоположность неформальному? А противоположность «Вы» — это «вы» или «ты»? Эта фраза несет двойное толкование, а также подразумеваемое противопоставление (которого составитель даже мог не иметь в виду вовсе!), которое может быть построено четырьмя разными способами. А ведь любой человек, как хорошо известно, поймет ее (если не будет специально разбирать так, как мы сейчас) только одним способом, и построит не более одного противопоставления. Очень жаль, но эта формулировка нам мало чем полезна.

Правило, которого придерживаюсь я: когда пишу письмо одному человеку, всегда ставлю Вы. Не имеет значения, открытое это письмо или личное — все определяется тем, что адресат обращения один. В одном комментарии в сообществе, как например, это, могу перемежать «Вы» и «вы» — когда обращение переходит с адресата на всех читателей. На «ты» обращаюсь к нескольким ближайшим родственникам и друзьям, пользователю ЖЖ yurvor (по его настоятельной просьбе), и в некоторых устойчивых оскорбительных выражениях. Интересно, что к своему коту я обращаюсь на «вы» — как-то на «ты» мы так и не перешли.

В книжных диалогах принято писать «вы» с маленькой буквы. Например, если бы о том, как я Вам отвечал, написали роман, там было бы написано так: «„например, если бы о том, как я вам отвечал, написали роман, там было бы написано так“, — сказал fregiums ».

С точки зрения того, что мне кажется ошибкой — «вы» вместо «Вы» не воспринимаю таковой ни в каком контексте, хотя «Вы» там, где должно было бы быть «вы», вызывает желание эту «В» заколотить, чтобы не торчала.

А как, интересно, обстояли дела с обращением в XIX в.? Когда появилось различение вы/Вы?

Re: Я зануда, и потому…

У меня вдруг появилось предположение:
А вдруг где-то на рубеже веков кто-то ввёл эту злосчастную заглавную букву именно чтобы различать обращение к одному и ко многим? А теперь мы просто постепенно об этом забываем и возвращаемся к путанице первого времени. А потом и вовсе вернёмся в допетровскую эпоху, когда будет только «ты».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector