Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шизофрения: взгляд изнутри

Шизофрения: взгляд изнутри

Пишу сюда первый раз, и на русском пишу редко, так что если что не так, прошу о понимании.

Тема указанная в заголовке как мне показалось из комментариев к этой статье вызывает определённый интерес, и я решил поделиться своим небольшим опытом в надежде, что он поможет кому-то преодолеть жизненные трудности.

Кто Я

Не буду вдаваться в детали биографии слишком глубоко. Скажу что недавно мне был поставлен диагноз: шизофрения. Это было сделано профессионалом в клинике, но впервые я сам заподозрил данный диагноз. Во-первых в семье был по крайней мере один случай, во-вторых, всё, что я читал в сети, наталкивало именно на эту мысль. Изначально я думал что это сильный невроз, обсессивно-компульсивное расстройство. После того как я понял с чем имею дело, всё встало на свои места. И стало действительно проще.

Что Такое Шизофрения

Буду очень краток. Шизофрения: психическое расстройство или группа расстройств, обусловленное распадом процесса мышления, паранойей, галлюцинациями. Науке ещё неизвестно достоверно, что вызывает данную болезнь. Известно, что некоторую роль играет генетика, а дополнять могут сторонние факторы. Выявлены некоторые участки мозга и химические процессы, которые могут быть причастны к заболеванию. Например, считается в районе базальных ядер происходит распознавание ошибок. В результате некорректной работы этого региона мозга ошибочной может показаться очень безобидная ситуация. Например, можно сказать что-нибудь, после чего выбор слов покажется неправильным. Начинаешь размышлять об этом, что может дать лазейку для других навязчивых или неприятных мыслей. Также с расстройством скорее всего связан нейромедиатор дофамин, являющийся частью системы вознаграждения мозга. Позитивные симптомы шизофрении (те что добавляют чего-то к восприятию, например голоса или галлюцинации) могут быть вызваны избытком этого вещества либо избыточной реакцией на него некоторых регионов мозга. В общем, есть теории, но на данный момент нет научного консенсуса о том, что именно вызывает шизофрению, и поэтому нет универсального метода лечения.

Личный Опыт: С Чего Началось

Скорее всего ранние проявления были ещё в раннем возрасте. Помню небольшие ритуалы, повторения некоторых действий (например перешагивание щелей в асфальтных плитах сначала левой, затем правой ногой). Некоторая навязчивость и ощущение тревоги при невыполнении этих действий. Чрезмерный перфекционизм в некоторых вопросах. С возрастом небольшое усилие воли решало все эти проблемы довольно эффективно. Никогда не придавал этому большого значения, хотя в семье периодически замечали эти небольшие странности.

Реальные проблемы начались внезапно, в возрасте около двадцати-пяти лет. В основном это было именно чрезмерно усиленное чувство ошибки в той или иной ситуации. Спровоцировать могло почти что угодно. Вначале это были в основном слова. Либо услышав неправильное в своём понимании слово, либо оказавшись в какой-то ситуации где сознание сигналило об ошибке, я повторял слова начинающиеся с той же буквы, одновременно стараясь сознательно выкинуть неприятную ситуацию из головы. Становилось легче, хотя логического смысла не было. Появились отрывки голоса в голове (кажется что твой собственный) говорящего какие-нибудь неприятные вещи. Ощущение что это твои собственные мысли, отчего появляется чувство вины. Небольшие ритуалы вроде фокуса со словами давали вспышку некоего радостного чувства, просветления: я предполагаю, что здесь роль играл дофамин, выделяющийся при мнимом исправлении ошибочной ситуации. Но через какое-то время всё повторялось. Депрессия из-за выше перечисленного, раздражительность. В какой-то момент мне стало сложно смотреть на людей вообще, физиологические реакции неприятного характера на голоса или лица мешали сосредоточиться.

Стало сложно подбирать слова, концентрироваться. Появился новый ритуал: было необходимо в голове пройтись наоборот по цепочке неправильных событий, как бы выкидывая их, после чего становилось легче (вспышка радости). Но если что-то мешает или прерывает в этот момент, приходится начать заново, следуя уже удлинённой цепочке событий. Ощущения просветления стали привычными, после них я часто решал для себя что всё, с этого момента я избавлюсь от всех своих проблем, было чувство эмоциональной возвышенности и триумфа. Тем не менее в какой-то момент всё повторялось. Иногда ощущения просветления были чрезвычайно коротки, и стоило случиться малейшей мелочи (уронил отвертку, хрустнула кость) как опять приходило ощущение ошибки. В самых тяжёлых случаях я либо ходил по комнате, либо лежал в кровати часами пытаясь завершить свой ритуал с путешествием по всё растущей цепочке событий. В семье начали замечать проблему, хотя и вряд ли видели всю её глубину. В результате кончилось это вызовом социального работника во время одного из моих хождений, после чего и пришлось изложить суть проблемы: тогда казалось что это невроз.

Сначала была страшная депрессия из-за прерванного ритуала, после этого было некоторое ощущение спокойствия. Съездили в клинику за рецептом снотворного, стараясь объяснить причину необходимости. Ничего дельного не посоветовали и ничего не выписали (дело происходило в США), хотя это и логично так как ситуация непонятная. Визит в госпиталь тоже не дал ощутимых результатов. К тому времени опять стало хуже, появилась чувствительность к звукам и образам. Мешали шумы и проезжающие машины. Если неправильно посмотреть на машину, появлялось чувство того что что-то не так, и необходимость смотреть заново, отрывая взгляд правильным образом, после чего наступало вышеупомянутое просветление. При этом был страх того что машина уедет до того как я успею завершить ритуал. Я бегал за свернувшими за угол машинами чтобы его закончить. В госпитале я к удивлению персонала сидел зажимая уши руками, иногда усилием воли отрываясь от неприятных мыслей чтобы говорить с сотрудниками госпиталя. Было настолько плохо что очень надеялся на помощь психолога прямо там, но оказалось что его у них нет, есть только некоторый аналог социального работника который не смог ничего посоветовать. Мне дали какую-то таблетку (насколько я понял успокоительное), на этом визит закончился.

Читать еще:  Мнение девушек обо мне

Положительный момент в том что дали направление к психотерапевту, после чего я оказался у специалиста университета, в котором на тот момент учился на Магистра. Сильно легче не становилось, и визиты давались с трудом. Всё ещё беспокоили звуки, в какой-то момент я стал носить наушники с активным шумоподавлением, что немного помогло. Тем не менее в некоторые визиты я не мог даже смотреть на психотерапевта, говорил с закрытыми глазами и большими перерывами. Сначала мне прописали флуоксетин, обычное средство против депрессии. Вроде было немного легче, но ненадолго. Я пробовал отказаться от ритуалов вообще. При этом в какой-то момент меня трясло: я думал что это реакция на отсутствие привычного уже мозгу дофамина, хотя это только моя теория. Прописали сероквел (5 мг), психотропный аппарат который в больших дозах принимают при шизофрении. Возможно она подозревала что у меня может быть именно это, хотя прямо не говорила. Было очень плохо, так что любая медикаментозная помощь была кстати. Сероквел дал несколько эффектов. На физиологическом уровне, ощущалась сухость во рту, пальцы рук распухли. Всё стало как-бы глуше, звуки удалились. Пропало желание чего-либо делать. Казалось что ничего не хочется. Под вечер эффект от сероквела ослабевал. Неприятное чувство, но те несколько дней когда я его принимал вроде позволили успокоиться. В результате мне стало немного легче, и я решил отказаться от лекарства, так как отсутствие воли начало наоборот мешать бороться с моими состояниями. После этого последовало довольно продолжительное улучшение, и я на время забыл о лекарствах кроме флуоксетина. Через несколько месяцев опять стало хуже: я по 20 с лишним часов ходил по комнате, при этом не ел и не пил, борясь со своими проблемами. Это неприятный голос и неприятные мысли, неприятные образы, необходимость без конца вспоминать о чём только что думал. К сожалению не могу описать всё более подробно, но учитывая индивидуальность каждого случая, думаю в этом нет необходимости.

Диагноз

Диагноз поставил себе сперва сам, начитавшись в интернете о симптомах шизофрении. Очень похожие признаки, голос, дергающиеся мышцы лица, и.т.д. Так как на тот момент не учился в университете, пошёл к частному психотерапевту. Не очень понравился, взаимопонимания не было. Он мне так и не сказал прямо согласен ли он с моим диагнозом или нет. Тем не менее лекарство он мне выписал: это был арипропазол, более-менее новый препарат который ингибирует некоторые дофаминные рецепторы и стимулирует другие, по идее налаживая тем самым баланс в организме. Честно скажу, эффектов не ощутил вообще кроме возможно чрезмерной сонливости, хотя доза с начала была очень мала (1 мг). Со временем доза была увеличена, в конечном итоге то 10 мг, а через какое-то время (несколько недель) в принципе стало лучше. Но до конца не отпускало, в связи с чем было принято решение посетить клинику специализирующуюся на лечении нервных расстройств, и ввиду ряда обстоятельств выбор пал на Швейцарию, так как в США подобных заведений с действительно хорошей репутацией найдено не было.

Швейцария

В Швейцарии психотерапевт внимательно выслушал, задавал множество вопросов, попросил написать короткую историю жизни. Проводили всевозможные тесты, от ЭКГ и МРТ до тестов на внимание. Диагноз не был сюрпризом: шизофрения. Основным фактором был голос, так как в местной медицине считалось что это симптом именно шизофрении а не просто обсессивно-компульсивного расстройства. Подход к лечению был комплексным. Во первых увеличили дозу арипропазола до максимальных 30-ти мг в течение нескольких недель (опять без ощутимого эффекта), во вторых были разного рода терапии, от занятия спортом до рисования. Не скажу что последнее мне чем-то помогло, но из-за природной скромности и отсутствия чрезмерной неприязни к данному занятию я от него не отказался.

В принципе мне очень старались помочь. Но я должен отметить что в основном помощь сводилась к медикаментам и налаживанию режима. То есть ничего сильно нового я не узнал даже от этих профессионалов, к сожалению. Совета как мне на психологическом уровне избавиться от голоса либо от хождения, я не получил. То есть вряд-ли найдётся волшебное средство которое за раз вылечит, и никто другой не сможет залезть в вашу голову чтобы помочь. Надо набраться терпения и понимать, что очень многое зависит именно от вас.

Сейчас

Сейчас намного легче. Принимаю 15 мг арипропазола и 20 мг флуоксетина. Ещё не полностью восстановил способность концентрироваться на работе, но подвижки есть. Занимаюсь электроникой и робототехникой, что требует определённого умственного напряжения, то есть интеллектуальный потенциал остался. Отдельное спасибо семье, отнёсшейся с большим пониманием и давшей мне возможность планомерно решить мою проблему.

Что делать?

В первую очередь, не отчаиваться. Никогда. Главное понять в чём проблема, после чего её решение становится более очевидным. Для меня переломным стал момент, когда я поставил себе диагноз. После этого мне стало намного легче бороться на эмоциональном уровне. Во первых надо понять, что никакой вины нет и подавно. Депрессия и подавленное состояние тоже создаются искусственно, на уровне химических процессов мозга. Старайтесь думать положительно, даже если кажется что нет надежды. Она есть.

Читать еще:  Девушка не может забыть бывшего

Голоса, неприятные мысли и образы лучше всего игнорировать. Обратитесь к логике. Если мысли, слова и образы вам неприятны, это говорит о том что они противоречат вашим моральным ценностям. Это хорошо. Значит не надо ощущать чувства вины.

Если у вас есть ритуал, который вам помогает, старайтесь его оптимизировать так, чтобы он занимал меньше времени и давал вам возможность отдохнуть. После 20-40 часов ходьбы без еды, питья и сна я был совершенно измотан. Наверняка начинаются необратимые химические процессы мозга, что плохо. Было сильное давление в голове, даже голос казалось был измотан и утихал в какой-то момент, менее навязчиво лезли неприятные мысли и образы. Постарайтесь понять в первую очередь, что ничего страшного с вами не произойдёт, и сделайте перерыв если вдруг окажетесь в похожей ситуации. Обязательно пейте воду, можно попробовать выспаться. Делайте в ритуале небольшие изменения. Например я в какой-то момент изменил ритуал: вместо того чтобы каждый раз проходить всю цепочку неправильных событий, я фактически делаю контрольные пункты: останавливаюсь на каком-нибудь событии и даже в случае прерывания начинаю оттуда же. Таким образом я начал тратить на ритуал намного меньше времени. Если чувствуете при изменении ритуала чувство страха и тревоги, постарайтесь просто его игнорировать. Ничего плохого не случится, помните об этом.

Не отказывайтесь от помощи. В такой тяжёлой ситуации любая поддержка играет большую роль. В этом нет абсолютно ничего зазорного, и это не проявление слабости. Надо задействовать все ресурсы на скорейшее поправление здоровья, это главное. И обязательно помните: станет лучше. Может быть не сегодня и не завтра, но если не сдаваться и стараться сохранять бодрость, обязательно наступит светлая полоса. Я вспоминаю о том насколько иногда было плохо, и понимаю как хорошо что я не отчаялся. Если у меня получилось перебороть болезнь, то это под силу и вам.

Сегодня я хожу максимум по часу в день, и мне даже кажется что я нашёл в себе силу воли вовсе отказаться от этого ритуала. Искренне надеюсь, что моя история может помочь кому-нибудь в трудной ситуации. Доброго дня.

Ложные воспоминания: почему не все, что мы помним, было на самом деле

Правда ли то, что вы помните? Мы привыкли думать, что память устроена, как книга. Когда мы вспоминаем, мы будто открываем нашу память на нужной странице и читаем текст. Мы обычно думаем, что станицы памяти могут потускнеть, потеряться, а что-то нам самим хочется вырвать из книги с клочьями, чтобы забыть.

Однако современные исследования показали: память не книга, воспоминания не статичны, они могут меняться время от времени, пополняться новыми деталями и фантазиями. О том, как понять, где реальность, а где вымысел, читайте в материале m24.ru.

А был ли Дед Мороз

– Я помню, что в детстве перед Новым годом ко мне пришли Дед Мороз и Снегурочка. Родители впервые их пригласили, хотели сделать необычный подарок. Но я испугалась посоха Деда Мороза, заплакала и все испортила, – рассказывает мне недавно моя старшая сестра Лена. У нас с ней разница в возрасте почти 10 лет.

– Лена, все было не так, – перебиваю я сестру. – Это ко мне пришел Дед Мороз, и я его испугалась. Даже фотографии есть в детском альбоме, как я рыдаю, сидя у них на коленях. Тебе тогда было лет 15, ты могла их сама испугать.

Фото: ТАСС/Иван Гущин

Мы немного спорим, кто же был героем истории и решаем, что это все же была я. Удостовериться помогли фотографии. С фактами не поспоришь.

Почему произошла путаница? Ведь у нас с сестрой большая разница в возрасте, и на первый взгляд сложно перепутать, к кому пришел Дед Мороз.

Исследователи памяти говорят, что искажения воспоминаний происходят постоянно. Каждый раз, когда мы вспоминаем и рассказываем семейные истории, мы как бы проживаем их снова и в этот момент можем случайно присвоить себе те воспоминания, которые с нами не происходили.

Грехи нашей памяти

Психологи утверждают: воспоминания изменчивы, со временем они могут искажаться или отмирать.

«Наши воспоминания в некоторой степени являются ложными, поскольку каждый акт памяти включает в себя процессы воображения и реконструкции», – пишет в своих научных работах профессор психологии МГУ имени Ломоносова Вероника Суркова.

Американский психолог Дэниел Шектер 15 лет назад в статье с громким названием «Семь грехов памяти», описал накопившиеся в психологии претензии к недостаткам памяти. Перечислим главные из них.

Фото: m24.ru/Юлия Иванко

  • Во-первых, люди не запоминают многое, что потом могло бы им пригодиться и забывают то, что уже знают.
  • Во-вторых, они часто не могут в нужный момент вспомнить что-то нужное и забыть что-то ненужное, избавиться от навязчивых воспоминаний.
  • В-третьих, мы забываем источники информации.
  • В-четвертых, наши воспоминания – это сплав, где перепутаны события прошлого и то, что мы думаем об этих событиях сейчас.
  • В-пятых, наши воспоминания схематичны и скудны на детали.
Читать еще:  Вредно ли смотреть порно и мастурбировать?

Сколько было бунтовщиков

В современной науке один из главных исследователей памяти – американский психолог Элизабет Лофтус. В экспериментах она доказала, что наводящие вопросы экзаменатора могут влиять на воспоминания испытуемых.

Она провела эксперимент, в котором 40 испытуемым показывали ролик, где восемь студентов-бунтовщиков громили университетскую аудиторию. После просмотра видео испытуемых разделили на две группы. Первую группу спросили: «Был ли лидер четырех бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?». Вопрос для второй группы звучал так: «Был ли лидер 12 бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?».

Фото: ТАСС/Zuma Calvelo

Спустя неделю испытуемых снова опросили. Ученые выяснили, что в группе, где в наводящем вопросе анкеты шла речь о четырех бунтовщиках люди говорили, что видели в среднем 6,4 бунтовщика на видео. В группе с наводящим вопросом о 12 бунтовщиках испытуемые в среднем говорили, что видели 8,85 бунтовщика. Напомним, всего было восемь.

Так, ученые доказали, что наводящие вопросы и свидетельства других очевидцев событий могут искажать наши воспоминания.

Потерялся в магазине

Кроме того, Лофтус доказала, что память можно не только изменить с помощью наводящих вопросов, но и вообще в сознание человека можно легко внедрить ложное воспоминание.

Первый эксперимент на эту тему проводился еще в 1995 году. Испытуемым рассказывали истории, которые как будто бы случились с ними в раннем детстве, а потом просили их рассказать подробности этих воспоминаний.

Фото: m24.ru/Юлия Иванко

Участники эксперимента верили в то, что информация достоверна и получена психологами от членов их семей, тогда как в действительности это были «псевдособытия», которые никогда с ними не случались.

В исследовании около 25 процентов испытуемых удалось убедить, частично или полностью, что в возрасте 5–6 лет они надолго потерялись в большом супермаркете, были весьма напуганы и, в конце концов, спасены кем-то из взрослых и возвращены родителям. Причем многие испытуемые потом дополняли свои «воспоминания» красочными подробностями. Феномен был назван «потерялся в магазине».

Верим в хорошее

Психологов настолько вдохновили эксперименты Лофтус по внедрению ложных воспоминаний, что потом они стали повторять эти исследования снова и снова. В чем только не убеждали людей.

Например, что в детстве испытуемые попали в больницу во время семейного праздника, или что они чуть не утонули в озере и спасатели их еле вытащили из воды, или что на них напало бешеное животное и покусало их, или что они лично встречали Багза Банни в Диснейленде (чего не могло быть, так как это персонаж студии Warner Brothers).

Исследования показали, что в среднем каждый третий (30 процентов) присваивает себе ложные воспоминания, начинает верить в них и даже дополняет их выдуманными деталями и эмоциональным отношением.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Эксперименты также показали, что мы больше склонны присваивать позитивные ложные воспоминания, чем негативные. В то, что человек в детстве летал с родителями на воздушном шаре, поверили 50 процентов испытуемых. В то, что в детстве они проходили неприятный ректальный осмотр с применением клизмы, удалось убедить не многих.

Здесь помню, здесь не помню

Ученые выяснили, что в стрессовой ситуации память подводит. Например, очевидцы преступлений обычно не могут вспомнить, как выглядел преступник, в чем он был одет, куда побежал. Но зато помнят четко какую-нибудь мелкую и неожиданную деталь, например, марку пистолета, из которого стрелял преступник. Феномен был назван «фокусировка на оружии».

Выявленные ошибки памяти поставили под вопрос достоверность свидетельских показаний при раскрытии преступлений.

Вся жизнь перед глазами

Как отмечают исследователи, память нам нужна, чтобы ориентироваться в жизни, принимать верные решения и хорошо адаптироваться к обстоятельствам. Именно поэтому мы лучше помним то, что используем в повседневной жизни и забываем то, что нам не пригодилось, например, школьную программу по алгебре.

В стрессовой ситуации многие люди говорят, что помнят, как у них «вся жизнь промелькнула перед глазами».

Профессор МГУ Вероника Нуркова в научной статье «Проблема неточности воспоминаний в перспективе многокомпонентной модели памяти» объясняет этот феномен тем, что в ситуации угрозы жизни наша память не знает, какая именно информация нам сейчас нужна, чтобы выжить. Поэтому память подгружает в наше сознание сразу серию жизненно-значимых событий, которые с нами происходили из долговременной памяти. Это нужно, чтобы мы смогли опереться на свой жизненный опыт, сориентироваться в ситуации, принять верное решение и спасти свою жизнь.

Мы перекраиваем свою память

Получается интересная закономерность. С одной стороны, память влияет на нашу жизнь, мы принимаем решения опираясь на нее и наше представление о себе зависит от наших воспоминаний. С другой стороны, память определяется настоящим, а не прошлым. Все, что мы помним, зависит от того, что с нами происходит сейчас.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

«Память человека – не просто собрание всего, что с ним происходило в течение жизни, это нечто большее: воспоминания – это еще и то, что человек думал, что ему говорили, во что он верил, – утверждает Элизабет Лофтус. – Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить. Создается впечатление, что мы перекраиваем свою память и становимся воплощением собственных фантазий».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector