Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Под прессом

Под прессом

Как относятся к депрессии в России и почему от болезни нельзя отмахнуться

Депрессия не отговорка, не блажь и не плохое настроение, а болезнь, которую порой сложно распознать. “Ъ-Lifestyle” попросил журналиста ТАТЬЯНУ НИКОНОВУ рассказать о собственном опыте лечения депрессии и проанализировать особенности отношения к болезни в России.

Мой врач говорит, что депрессия бывает почти у всех — примерно как грипп — и, как грипп, это не плохое настроение, а заболевание. В большинстве случаев она самостоятельно проходит, потому что, как и с гриппом, организм справляется самостоятельно. Проблемы начинаются, когда депрессия длится долго и начинает всерьез мешать жизни, то есть у человека снижается вплоть до полной утери способность любить, играть и работать. Потеря интереса к заботе о себе разрушает здоровье, отношения с близкими разваливаются, а отсутствие любопытства и способности ощущать удовольствие делает жизнь невыносимой. Если человеку в депрессии очень грустно и нет сил двигаться, это еще хороший день. Плохой (и обычный) — когда вдобавок ощущаешь боль при любом столкновении с действительностью, включая необходимость выйти на улицу, и ненависть к себе как к источнику боли.

У меня за последние десять лет диагностировали два случая депрессии (их называют эпизодами). В первый раз к психиатру я попала случайно по совершенно другому вопросу, он разглядел мое состояние и уговорил начать принимать лекарства. Через девять месяцев лечения я почувствовала себя новым человеком. Хорошо помню, как вышла однажды на улицу, ощутила, как ветер прошелся по щеке, и осознала, что почти ничего не чувствовала уже не один год, оно будто проходило мимо сознания. Зато все это время почти физически ощущались мысли о том, что все плохо, я ни на что не гожусь, а моя работа ничего не стоит. Пройти лишние пару остановок было проблемой, я чувствовала физическую боль при необходимости двигаться лишний раз, очень много ела, чтобы почувствовать хоть какое-то удовольствие, разлюбила танцевать и избегала встреч с незнакомыми людьми.

К тому моменту я уже запустила пару громких интернет-проектов, вышла замуж за отличного человека, и вокруг меня было множество людей, рассказывавших, как я их вдохновляю. Но это не имело никакого значения при внутренней уверенности, что дело обстоит совершенно иначе. Депрессия — расстройство психики, убивающее способность здраво оценивать действительность. Больше всего она похожа на осколок зеркала в глазу Кая — на человека с депрессией не действуют рациональные доводы и объяснения, насколько он неправ, биохимическая ловушка в мозгу заставляет все видеть только в одном свете, и постепенно становится только хуже.

Ситуация усугубляется тем, что Россия — страна, в которой быть настроенным негативно считается нормальным, тут хороший тон — кидаться и обвинениями, и самообвинениями, поэтому начало заболевания очень легко пропустить. Ругаешь дороги, ДЭЗ и правительство, вслух издеваешься над собственными умениями делать хоть что-нибудь, просыпаешься разбитой и не в состоянии встать с постели, чтобы пойти на работу, час сидишь в прихожей в пальто и не можешь выйти на улицу, выходные проводишь лежа — глядя в потолок, однажды обнаруживаешь, что две недели не мыла голову и не помнишь, что ты все это время ела. Думаешь, что просто устала, надо больше отдыхать, перестать лениться, становиться человеком, снова стыдишь себя, потому что все валится из рук, и это замкнутый круг, в котором трудно заметить, что за тебя говорит нарушение нормальных психических процессов и надо бы к врачу.

К врачу при этом попасть сложно, поскольку сначала пытаешься «попить витаминок» (бесполезно), «заняться спортом» (когда недостаточно воли, чтобы дойти до туалета), да и доктора еще пойди найди, ведь для этого сначала надо осознать проблему, но осколок в глазу уверенно сообщает, что проблема в твоей личности, а не в состоянии твоего здоровья. Кроме того, психиатрия у нас чудовищно стигматизирована и ассоциируется с насильственными действиями врачей, утратой контроля над собственной жизнью и разными неприятными последствиями в социальной и профессиональной сфере. На самом деле счастливые обладатели большого депрессивного расстройства никому в этом смысле не интересны: не буйные, не обманщики, машину водить можем даже на лекарствах, а о попытках суицида на работу давно не сообщают, потому что лучше от этого не станет никому. Тем не менее стигма остается, поиски доктора через знакомых высмеиваются или сопровождаются запугиваниями, и в результате приятели, полагающие, что надо развеяться и все пройдет, а по мозгоправам бегать стыдно, портят жизнь больше самого неопытного психиатра.

Причем депрессия распространена больше, чем кажется. Женщины заболевают депрессией в два раза чаще мужчин, хотя некоторые эксперты склоняются к теории, что на самом деле и женщины, и мужчины болеют примерно одинаково, но предписываемые социальные роли заставляют мужчин реже обращаться за помощью, и их депрессия выливается в агрессивное поведение и злоупотребление алкоголем и наркотиками. Перенесенное в детстве жестокое обращение в три раза повышает риск развития депрессии в будущем, это связано с изменениями в мозге и его реакции на стресс. От депрессии каждый год страдает примерно каждый двадцатый человек на планете, она встречается даже у маленьких детей, в ближайшей перспективе клиническая депрессия может стать ведущей причиной потери трудоспособности в мире.

Обращаться к врачу стоит, если подавленное настроение, изменения сна и аппетита, равнодушие и дефицит воли продолжаются больше двух недель. В сети есть бесплатные опросники (шкала Бека), которые диагностическим инструментом в таком виде не являются, но помогают сориентироваться в происходящем. Для точного диагноза требуется личная встреча с врачом, потому что симптомы депрессии встречаются при самых разных заболеваниях, и лечиться тогда надо вовсе не у психиатра. Например, при патологиях щитовидной железы, при приеме некоторых лекарств или даже как результат воспалительных процессов. Последние исследования показывают, что употребление гормональных противозачаточных средств почти на четверть повышает риск развития депрессии, я сама знаю минимум двух женщин, которым отмена гормональных контрацептивов помогла избавиться от ее симптомов. Если же обнаруживается, что это то самое депрессивное расстройство, психиатр назначает антидепрессанты и меняет конкретные препараты и их дозировки, пока не начнется улучшение. Контрольные визиты — примерно раз в месяц. Но и тут вмешиваются российские реалии.

Во-первых, антидепрессанты в народе считаются чем-то вроде веселящих наркотиков, другой вариант — «превращают в овощ», хотя все, что лекарства делают, — это восстанавливают баланс и действие нейромедиаторов в мозгу для его нормального функционирования. Цветные картинки они не показывают и не вызывают никакого привыкания. На таблетках лучше, чем до них, после выздоровления и без лекарств лучше, чем на таблетках. Кроме того, прием лекарств помогает принять тот факт, что ты болеешь и все это не блажь или хандра, что уже поддерживает во время лечения.

Во-вторых, многочисленные побочные эффекты (от тревожности и сыпи до анорексии и падения либидо) пациенты нередко считают показателем неэффективности лекарства, хотя, к сожалению, прием огромного количества медпрепаратов сопровождается на редкость неприятными ощущениями. Меня, например, после начала приема заново назначенного антидепрессанта тошнит, голова кружится, и трясутся руки, но через пару недель все проходит. Аналогичная реакция при похмелье никого не удивляет, зато антидепрессанты в период привыкания сразу объявляются абсолютным злом.

В-третьих, опасность депрессии недооценивается еще из-за недостатка информации, насколько сильно она повышает риски развития других заболеваний. Например, при депрессии повышается уровень кортизола в крови, что меняет резистентность к инсулину, и диабет второго типа у женщин возникает на четверть чаще. Впрочем, и сама сниженная способность заботиться о себе способствует ухудшению здоровья: гиподинамия, неправильное питание, невозможность реально оценивать собственное состояние и наплевательское отношение к ней разрушают жизнь, но все перечисленное в России считается нормальным образом жизни жителя большого города, а не поводом бить тревогу.

В-четвертых, про антидепрессанты часто говорят, что их назначают кому попало, хотя в нашей стране скорее ощущается острый дефицит назначений: есть мнение, что в России в депрессии в разное время находится каждый четвертый. Да, фарминдустрия была бы счастлива загрузить таблетками каждого жителя планеты, но на деле множество людей не получают информацию о своей болезни, не могут ее распознать, не получают никакой поддержки со стороны близких, остаются без какой-либо медицинской помощи.

Читать еще:  Муж не разговаривает 2 месяца

В-пятых, в то же время у нас принято назначать себе препараты самостоятельно, самостоятельно с них слезать без согласования с врачом и предпочитать разного качества дженерики оригинальным препаратам — не в последнюю очередь, конечно, из-за цены. Целые интернет-форумы посвящены обсуждению симптомов, побочек и сочетаний препаратов без участия медработников. Нередко после бесконтрольного приема становится только хуже, сразу вывод: таблетки не помогли, хотя речь идет исключительно о срыве плана лечения, которое назначают на срок не меньше шести месяцев, а эффект лекарств накопительный. Ничего приятного в том, чтобы терпеть и ждать, пока подействует, нет, но и способы лечения очень ограничены.

Лечение может и затянуться, все крайне индивидуально. Мой второй эпизод депрессии лечился четыре года, в течение обоих эпизодов на мне перепробовали полдесятка препаратов в разных сочетаниях и дозировках, и в последний раз в результате помог самый скучный и старый из них, на который никто особо не рассчитывал. За эти четыре года мое состояние медленно ухудшалось, в какой-то момент я проводила в постели по 20 часов в день, ровным счетом ничего не делая, кроме выяснения с самой собой, почему я такое ничтожество, и довольно серьезно и методично обдумывала планы самоубийства, потому что единственное, чего хотелось, — закончить наконец невыносимое существование.

Удовольствия жизнь приносила очень мало. Например, я люблю оперу, могу даже съездить в другой город или другую страну на конкретную постановку, но в течение последнего эпизода пару лет, пока не стало лучше, я не ходила никуда: музыка воспринималась как шумное и бессмысленное действие. Тогда же я бросила читать книги и смотреть сериалы, время проводила, смотря в потолок и пытаясь найти хоть что-то, что меня бы в жизни удержало. У меня уже был опыт депрессии, я точно знала, что дело не во мне, а в болезни, но расстройство психики так и работает, что контроль эмоционального состояния становится невозможным. В некотором смысле негативные эмоции даже приятны, потому что это хоть какие-нибудь эмоции вместо ежедневной апатии, прибивающей к земле как бетонная плита. Но чем больше ищешь раздражения и агрессии, особенно к себе, тем впоследствии становится хуже.

В лечении депрессии эффективна и психотерапия. Вообще лучший вариант — когда доступны и терапия, и антидепрессанты под контролем врача, правда, это не всем по карману, особенно если депрессия не дает работать, а найти хорошего терапевта даже в большом городе — целый квест. Я сменила трех, каждый был по-своему хорош, но всерьез именно с депрессией не помогал. Наиболее подходящей в таких случаях считается когнитивно-бихевиоральная терапия, в ходе которой вырабатываются навыки, позволяющие функционировать, не поддаваться апатии и негативным мыслям и вовремя определять у себя рецидивы заболевания. Может помочь телесно-ориентированная терапия, не рекомендуют психоанализ. При отсутствии доступа к психотерапии помогают письменные практики, конечно, со всеми сопутствующими осторожностями.

Любые используемые техники стоит обсудить с психиатром, который оценит готовность и может даже попросить отложить психотерапию на месяц-другой, пока не стабилизируется состояние с помощью лекарств, а путь к выздоровлению предстоит долгий. Но прежде всего обращайте внимание на свое состояние: если вам в процессе терапии становится хуже, а не лучше, этот способ или этот специалист вам не подходит.

Самое пугающее в осознании депрессии — понимание, что окончательное исцеление не всегда возможно, разные исследования показывают от 39 до 80% добившихся устойчивой ремиссии. После второго эпизода понимаешь, что в твоем случае депрессия — это хроническое заболевание, способное проявиться в любой момент, ее всегда следует иметь в виду и иметь запасной план жизни на случай возвращения болезни. Всегда придется заниматься профилактикой, регулярно проверять свое состояние по шкале Бека, откладывать деньги на очередной период, когда не сможешь работать, а он затянется, и ты проешь все свои сбережения, и — главное — никогда не знать, накроет тебя когда-нибудь еще раз или нет. Депрессии ведь бывают самыми разными: вызываются внешними событиями или внутренними, а то и не вызываются почти ничем, просто гайки подраскрутились, и ничего с этим не поделаешь.

Несколько лет назад я сделала генетический анализ в 23andme.com, а затем прогнала расшифровку генома через сервис Promethease.com — он выдает пачку интерпретаций согласно уже имеющимся исследованиям. Если верить полученному, у меня генетически обусловленный низкий уровень дофамина (отвечает за удовольствие), пониженная обработка серотонина (отвечает за хорошее настроение), низкая стрессоустойчивость и букет генов, ассоциированных с развитием депрессии. Дополнительно я дала согласие на обработку своих данных для исследований и заполнила кучу опросов, в том числе и о психическом здоровье. Не знаю, использовалась ли моя анкета, но исследователи 23andme.com обработали данные проводимых опросов и выделили целых 15 участков в геноме, ответственных за развитие депрессии у европейцев. Я очень рада осознавать, что мои данные могли чем-то помочь и, возможно, когда-нибудь сделать чью-то жизнь лучше. Надеюсь, когда-нибудь мы сможем не только продуктивно лечить депрессию, но и предупреждать, потому что выброшенные из жизни годы тихого заболевания, которое нельзя определить, сдав кровь на анализ, отравляют все вокруг. Но сейчас достаточно помнить: это болезнь, а не распущенность, и она лечится.

Чего при клинической депрессии делать нельзя, если вам хочется жить: употреблять алкоголь, игнорировать предписания врача (лучше уж смените врача) и надеяться, что само пройдет. Все перечисленное — самый простой способ безвозвратно усугубить ситуацию.

Что делать однозначно стоит: соблюдать режим дня, полноценно питаться и попросить друзей помогать вам новыми впечатлениями и умеренной физической активностью. Прогулки и настольные игры не лечат, но поддерживают организм в рабочем состоянии, помогая лучше воспринимать лечение.

Что делать не стоит, если у близкого депрессия: советовать мыслить позитивно, предлагать не лениться и отправлять в спортзал или путешествие. Болезни не лечатся силой воли, а серьезные усилия во время депрессии так и вовсе недоступны, вы таким образом не помогаете.

Что делать, если у близкого, похоже, депрессия: найти психиатра и психотерапевта, помочь записаться и попасть на прием, помогать покупать еду и убирать в квартире и никогда не винить себя, если что-то не помогает, — на лечение требуется продолжительное время, а любая ваша помощь абсолютно бесценна.

Не просто слова: какие выражения в разговоре указывают на депрессию

Фото: timur repin/unsplash

Диагноз «депрессия» может поставить только врач, но некоторые привыкли называть так плохое настроение, упадок сил и сезонное уныние. Человек не может быть бодрым и веселым постоянно, иногда можно и даже нужно скучать, грустить и предаваться печальным воспоминаниям. Но с депрессией все иначе — болезнь способна разрушить здоровье и жизнь, при этом мало кто задумывается об опасности и старается ее предупредить. Проблема и в том, что страдающий депрессией человек со стороны может казаться довольным и счастливым, поэтому окружающие не догадываются о его проблемах, упуская время, за которое можно помочь.

В 2018 году журнал Clinical Psychological Science опубликовал исследование, в котором были изучены записи почти 6500 людей, находившихся в депрессивном состоянии. Специальный алгоритм Linguistic Inquiry собрал статистику на 63 форумах, посвященных душевному здоровью. Среди текстов обычных людей были рассмотрены дневники знаменитостей — музыканта Курта Кобейна и писательницы Сильвии Плат, а полученные данные были изучены по содержанию и стилю. Ученые опирались на факт искажения мышления под воздействием депрессии и тревоги, которые занимали мысли человека.

Негатив и максимализм

Первый вывод ученых вряд ли кого-то удивит: люди, страдающие депрессией, часто используют слова с негативной окраской: «грустный», «печально», «несчастье». Кроме того, в постах и дневниках большинства из них присутствовала категоричность и максимализм по отношению к жизни. Находящиеся на грани депрессии часто рассуждают об абсолюте, упоминая слова «ничто», «никто», «все», «всегда», «неизбежно» и «никогда». По этому признаку можно заподозрить болезнь у большинства знакомых, ведь дело в количестве подобных упоминаний, а подсчитать их и сравнить со статистикой психиатров непросто.

Фото: siavash ghanbari/unsplash

Второе интересное открытие — страдающие депрессией предпочитают использовать «я-сообщения», то есть говорят в основном о себе. В их речи много местоимения «я» и мало «мы», «они», «он» и «она». Этому есть два объяснения. Первое — человек в депрессии настолько погружен внутрь себя, что просто не замечает происходящего вокруг, теряет интерес к социальной жизни и другим людям, нередко превращается в затворника. Второе объяснение — изначальное отсутствие этих людей. Возможно, причиной депрессии стало то, что у человека нет близких родственников и друзей, тех, кто мог бы играть важную роль в его жизни. Ученые отметили, что использование большого количества личных местоимений и их производных — первостепенный признак депрессии.

Читать еще:  Могут ли нравится одновременно два парня

Физические признаки депрессии

Если в разговоре с другом вы заметили частое использование выявленных учеными слов, не впадайте в панику. Чаще всего депрессия приводит к изменениям привычек и образа жизни. Например, у человека пропадает аппетит, его мучает бессонница или, наоборот, одолевает сонливость. Страдающие депрессией могут начать чаще употреблять алкоголь и скрывать свое состояние за привычной улыбкой и дружелюбием. Кстати, это не всегда обман — в некоторых случаях человек с депрессией действительно расслабляется в приятной компании и отвлекается от тяжелых мыслей.

"Перебороть отчаяние". Как справиться с депрессией

Фрейд и слоники из кабинета психолога

Данное сообщение (материал) было создано и (или) распространено иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. *Людмила Савицкая обжалует этот статус в судебном порядке

10 октября – Всемирный день психического здоровья. Которого, как кажется, с каждым годом на планете становится все меньше. Зачем люди диагностируют у себя депрессию, почему ментальных болезней становится все больше и как влияет на психику коронавирус – читайте об этом в материале корреспондента Север.Реалии.

Часовня на территории психиатрической больницы в Богданове под Псковом

Россияне занимают четвертое место в мире по уровню тревожности и депрессии. В ООН убеждены, что с этими заболеваниями в течение жизни сталкивается каждый четвертый человек. Депрессия – это третья по масштабам болезнь в мире, но, по прогнозам, может занять и первое место к 2030 году. Северо-Запад России от психических расстройств страдает больше остальных, Санкт-Петербург даже признавали лидером по количеству душевных заболеваний в стране. За 12 месяцев 2018 года (более свежей статистики нет) в северной столице зарегистрировали 4783 новых случая слабоумия, психоза, шизофрении и других расстройств. Это в полтора раза больше, чем в Москве, которая занимает вторую строчку "топа".

"Меня поцеловал дементор"

– Я поняла, что чем-то отличаюсь от других, еще в подростковом возрасте. Мне нравилось наносить себе увечья, раны, а окружающие реагировали в стиле "О, боже мой, какой кошмар!" – рассказывает Елизавета. – Я думала, какие странные – что в этом такого? Первый сильный депрессивный эпизод был в 18 лет из-за жутких проблем в семье. Меня выгнали из дома, я стала много пить. Но тогда я думала, что это у всех так проявляется плохое настроение, когда лежишь, смотришь в стену и не можешь никуда пойти. А люди стали говорить, чтобы я вставала. Это свое состояние я называла "меня поцеловал дементор". Я ощущала тьму внутри, даже когда на улице светило солнце, до меня оно не доставало. Не могла поднять руки, потому что на них давила безысходность.

Елизавета пришла к врачу, когда стало совсем невыносимо. Врачи сначала поставили ей диагноз "циклотимия", сейчас же считают, что у нее, вероятно, биполярное расстройство второго типа. Периодически у нее случаются маниакальные состояния, "когда как веник носишься, что-то делаешь". Она лечится уже два года, врачи долго подбирали ей препараты, потому что от многих были побочные эффекты.

– Я впадала в истерики, у меня были жесткие побочки. Лекарства меняли несколько раз, мне в какой-то момент показалось, что я вообще никогда не выздоровею. В этой ситуации очень нужна поддержка родственников, а у меня ее не было. Но лучше стараться хотя бы быть самому себе психологом и, глотая таблетки, понимать, что станет лучше. Хорошо – спорт, но не стандартная качалка. Мне помогали танцы, – рассказывает она.

Осень – сложное время для людей с психическими проблемами

У Маргариты депрессию диагностировали в 28 лет. Ей пришлось принимать антидепрессанты и нейролептики в течение года.

– Я не могла ничему радоваться, получать удовольствие. И сильное желание все время спать, потому что сон – это единственное состояние, в котором не чувствуется отчаяние. Я не хотела жить, чтобы не испытывать ежедневные боль и отчаяние. Чтобы совершить самое простое действие, нужно сначала перебороть отчаяние, из-за этого очень сложно что-то делать, – вспоминает Маргарита.

Психотерапевт отправил ее к психиатру, а та сказала ложиться в клинику неврозов или они сами сделают это принудительно по показаниям. Пока она была в депрессии, ее уволили с работы, потому что не справлялась, и посоветовали вернуться, когда будет "в ресурсе". Друзья, за исключением одной подруги, не хотели с ней общаться.

– Включали режим самосохранения, ведь для бесед с человеком в депрессии нужно много сил, он в этом состоянии страшный энергетический вампир, – говорит Маргарита.

Окружающие часто дают людям с депрессией совершенно не помогающие и даже вредные советы, вроде "сходи в хоспис или дом инвалидов – сразу вся твоя тоска пройдет".

– Нам в этом состоянии совершенно ни до кого. Мы максимально эгоцентричны в этот момент: там нет никого кроме нас и нашей боли. Такие советы лишь злят, – утверждает женщина.

После года таблеток она еще год занималась с психотерапевтом и сейчас чувствует себя хорошо.

Вирус поражает мозг

В природе таких понятий, как "психическое здоровье", "норма" и "патология", нет, говорит психиатр Алексей Красовский. Даже чума – болезнь для человека, но для самой чумной палочки – просто форма существования. Перед тем как назвать то или иное состояние болезнью, врачи и ученые учитывают два фактора. Во-первых, вызывает ли такое состояние у человека страдания, уменьшает ли продолжительность жизни, мешает ли размножаться. Во-вторых, может ли медицина это скорректировать.

Алексей Красовский

– Меняется отношение к болезням, потому что меняются возможности коррекции. То, что сто лет назад не считали патологиями, сейчас стали к ним относить, потому что появились способы улучшить-помочь. В пересмотренной Международной классификации болезней есть много новых расстройств. Например, навязчивое стремление к накопительству – раньше такого не было. Компьютерная зависимость недавно стала считаться болезнью. И, наоборот, сексуальная ориентация вплоть до МКБ 9-го пересмотра считалась болезнью, а уже в МКБ-10, ныне действующей, гомосексуальности нет. Потому что не требуется и не существует для нее эффективных лечебных мероприятий, – рассказывает Красовский.

Психолог центра "Насилию.Нет" (признан Минюстом инагентом. – СР) Елена Голяковская считает вариантом психиатрической нормы состояние, когда человеку удается справляться со своей жизнью – принимать решения, обслуживать себя, свою семью, дом. Но и тогда человек может периодически ощущать, что ему что-то мешает жить, чаще всего это внутренние препятствия – убеждения, мысли, ощущения, желания, физическое состояние.

– Стоит исходить из внутреннего ощущения "со мной, возможно, что-то не так" и обращать внимание на поведение, – поясняет Голяковская. – Например, человек не может зайти в темную комнату, сесть в самолет, потому что панически боится перелетов, или когда какое-то ежедневное рутинное занятие вдруг превращается в непреодолимое препятствие.

Сегодня о психических расстройствах говорят чаще обычного, и первая причина тому – пандемия. Коронавирус опасен не только осложнениями на легкие, но и постковидным синдромом, куда входят хроническая усталость, нервное напряжение, панические атаки, подавленное состояние, забывчивость и другие симптомы.

– Происходит поражение головного мозга, – рассказывает психиатр Красовский. – Доказано, что коронавирус способен поражать нервную ткань. До 30% перенесших ковид страдают либо от тревожных, либо от депрессивных, либо от астенических расстройств, которых не было до болезни. По моему опыту, больше астенических. Это когда человек очень быстро устает, не может сосредоточиться, засыпает буквально за компом на работе.

Елена Голяковская

Елена Голяковская рассказывает о молодой женщине с двумя высшими образованиями, которая три месяца назад переболела ковидом. После работы она вышла из офиса и внезапно осознала, что не знает и не понимает, как идти домой. Собралась позвонить мужу, но тоже не смогла: смотрела на экран своего смартфона и не могла сообразить, как это сделать. Все закончилось хорошо: ее выручили коллеги, она обратилась к врачу и восстановилась.

– Иногда люди решают, что все пройдет само. Это очень опасно. Мы настойчиво рекомендуем обращаться к психиатру или неврологу после коронавируса, если начинаются проблемы. Даже легкое течение, к сожалению, может приводить к очень пугающим последствиям. И они могут прогрессировать, – предупреждает психолог.

Читать еще:  Ужасные мысли в голове

"Врачи для богатых"

За последние сто лет количество тяжелых психических заболеваний (таких как шизофрения, биполярное расстройство) не изменилось, но растет число людей с менее тяжелыми расстройствами, считает Красовский. Отчасти это связано с тем, что в перечень заболеваний попали состояния, которые раньше не считались патологией. Еще один фактор – новые препараты, которые помогают улучшить качество жизни.

– Первые антидепрессанты были сильными, но помогали в основном при эндогенной депрессии (она тяжелая, психотическая и передается по наследству) и потому редко использовались. А в конце 1980-х годов появились антидепрессанты, которые помогают при более легких состояниях, связанных с невротической депрессией и психологическими проблемами. Раньше таких людей считали застенчивыми, обзывали неудачниками и тормозами, но не считали их больными. Но оказалось, что во многих случаях это состояние можно корректировать и улучшать качество жизни. Раз люди страдают и можно им помочь, возникла целесообразность их включить в МКБ, и общее количество больных увеличилось, – объясняет Красовский.

По его словам, есть случаи, иногда "палка перегибается и в другую сторону": фармкомпании начинают излишне активно пиарить свои препараты, и депрессию диагностируют не психиатры, а врачи других специальностей: "Такое было с антидепрессантом "Прозак", и любое недовольство жизнью стали считать депрессией, но это неверно".

По-настоящему страдающий человек редко сам решает прийти к психиатру. Депрессия преобразует мышление на негативный прогностический лад и снижает мотивацию. Таких пациентов на прием обычно приводят родные или друзья.

– Жил человек, думал, что ничем ему помочь нельзя, что такой он никудышный по характеру, неудачник. А потом видит, как кто-то принимает препараты и жизнь резко улучшается. И возникает мысль: а вдруг у меня то же самое, – рассказывает врач. – Но самостоятельно больным трудно заставить себя что-то сделать, даже планировать, их приходится уговаривать лечиться. Антидепрессант тоже не сразу начинает действовать, нужно ждать от четырех недель до нескольких месяцев. И тогда люди начинают понимать: да, это того стоило. Но пока эффекта нет, не верят в результативность, не понимают зачем.

Психиатрическая больница в Богданове

Пример наших бабушек и дедушек показал: с депрессией можно жить и работать, только это тяжело и абсолютно безрадостно, замечает психолог Голяковская. Такая форма депрессии развивается на фоне физического и морального истощения, когда огромный груз забот лежит на одном человеке.

– В таких ситуациях часто нет и денег на психиатрическую помощь: препараты очень дорогие. Как говорят сейчас, психотерапевт и психиатр – это врачи для богатых. Представьте мать-одиночку с тремя детьми, которая едва-едва справляется со своими двумя работами и крутится как белка в колесе, на море детей не может вывезти летом, потому что на это нет денег, – какая психиатрия, какие антидепрессанты? Поэтому она кивнет на ваш совет, скажет: "Да, скорее всего, обращусь". А сама подумает: "А не пошел ли бы ты подальше! У меня других дел намного больше", – грустно констатирует психолог.

Советское наследие карательной психиатрии – еще один фактор, почему те, кому плохо, не спешат к врачам. И дело не только в диссидентах, которых принудительно "залечивали" в психиатрических больницах. Рядовой пациент после "постановки на учет" лишался возможности устроиться на определенную работу, купить машину, поехать за границу. При этом по-настоящему разумных ограничений было мало, отмечает Алексей Красовский.

– Сейчас насчет государственных диспансеров такие опасения тоже есть, потому что там учет ведется. В частные же клиники люди обращаются вполне охотно. Но в основном с непсихотическими расстройствами, то есть без бреда и галлюцинаций, когда у человека сохраняется адекватное отражение реальности, – говорит он.

Новация сегодняшнего дня в том, что многие пытаются самостоятельно диагностировать у себя те или иные расстройства, почитав статьи в интернете.

– Среди тех, кто приходят с поставленным самому себе диагнозом, немного людей с депрессией и расстройствами. Сейчас еще модно находить у себя панические атаки, хотя в большинстве случаев их нет, – рассказывает психиатр Красовский.

– Когда человеку плохо, он может либо начать искать причины, почему так (то есть рационализировать происходящее), либо закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит, – так работают наши психологические защиты, – комментирует психолог Елена Голяковская. – Самодиагностика – это как раз попытка понять, что со мной происходит, откуда это – от мамы, от дедушки, от того, что я так много работаю, от того, что меня мой партнер бросил и мне плохо. Или у меня еще заболевание и надо срочно к врачу и таблетки? И когда рациональное объяснение есть, это очень здорово успокаивает человека. "Со мной все в порядке, у меня просто, оказывается, депрессия!" Слава богу, теперь я понимаю, почему я не хочу встречаться с друзьями, почему я не могу смотреть высокоинтеллектуальные фильмы, чтобы обсуждать их с коллегами. Иногда самого рационального объяснения хватает для облегчения тревоги.

Голяковская отмечает, что самодиагностика обычно безопасна, навредить может только в очень тяжелых случаях. При этом хорошо, когда на состояние человека обращают внимание близкие. Их задача – донести до человека мысль о том, что обращение к специалисту – это не страшно и не всегда означает последующий прием препаратов.

Плохие новости и соцсети могут привести к тяжелым расстройствам, хотя и в редких случаях. На сообщения о катастрофах и преследованиях обычно реагируют высокочувствительные, тревожные люди, которые знают эту свою особенность и стараются дозировать поступающую информацию.

– Для людей без повышенной чувствительности эти новости становятся фоном, – говорит Голяковская. – Возможно, человек заметит их, вернувшись из отпуска, и только тогда встревожится. При этом совет "не читать советских газет" – абсолютно рабочий: главные новости до вас все равно донесут.

С начала пандемии COVID-19 в Сербии вдвое выросло число людей с депрессией

С начала пандемии COVID-19 в Сербии вдвое выросло число людей с депрессией

С начала пандемии COVID-19 в Сербии вдвое увеличилось число людей, страдающих депрессией. Об этом свидетельствуют промежуточные результаты национального исследования о влиянии пандемии на ментальное здоровье граждан, проводимого совместно Институтом ментального здоровья и Философским факультетом Белградского университета, сообщает издание Politika.

Отмечается, что каждый восемнадцатый серб в возрасте от 18 до 65 лет в настоящее время сталкивается с депрессией. Основной удар по ментальному здоровью, нанесённый пандемией, приходится на женщин и молодёжь.

Согласно результатам прежних исследований, проводимых в 2013- 2019 годах, доля граждан, страдающих депрессией составляла 2-3 процента. В настоящее время о тех или иных симптомах депрессии сообщает 5,7 процентов граждан. Таким образом, число людей, испытывающих проблемы с ментальным здоровьем в семимиллионной Сербии составляет приблизительно 240 тысяч.

При этом преобладают депрессивные состояния легкой и умеренной степени. С серьезными депрессиями, требующими профессиональной помощи сталкивается лишь 0,4 процента граждан или около 16 тысяч человек.

Читайте также:

Если до начала пандемии депрессия чаще всего проявлялась у пожилых граждан с невысоким социально-экономическим статусом, то сейчас ситуация изменилась, и о подобных проблемах всё чаще сообщают молодые люди и представители среднего класса.

Исследование, финансируемое государством, стартовало нынешним летом. Окончательные его результаты будут представлены в первой половине 2022 года.

Просмотров2394

Интересное за неделю

«Парламентская газета» — официальное еженедельное издание Федерального Собрания РФ. Издается с 1997 года. Учредители газеты — Государственная Дума и Совет Федерации РФ. Издание является официальным публикатором федеральных законов, постановлений, актов и других документов Федерального Собрания. «Парламентская газета» имеет пункты печати и представительства в десяти субъектах федерации. Распространяется по подписке и в розницу, в органах исполнительной и представительной власти федерального и регионального уровня, в поездах дальнего следования и «Сапсан», в самолетах ГТК «Россия», «Аэрофлот», а также региональных авиакомпаний.

Сайт «Парламентской газеты» — это оперативные новости и достоверная информация о принимаемых в стране законах и деятельности депутатов и сенаторов. При использовании материалов сайта «Парламентской газеты» активная ссылка на pnp.ru обязательна.

В рубрике «Деловая экспертиза» могут публиковаться материалы на правах рекламы

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector