Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как мы причиняем боль близким людям и вредим своим отношениям

Как мы причиняем боль близким людям и вредим своим отношениям

Порой то, что мы делаем, приносит много боли и вредит нашим отношениям с любимыми людьми.

Выгораживая себя, идя на поводу у эмоций, чаще из лучших побуждений или с хорошими намерениями мы делаем больно близким людям. Большинство из нас совершают эти "ошибки" в той или иной степени.

Мы пренебрегаем близкими людьми, как порой и они нами: говоря то, что в действительности не имеем в виду; манипулируя теми, кого любим; совершая поступки, о которых впоследствии жалеем; действуя, чтобы "отомстить"; забывая об уважении друг к другу.

Абсурд, что в большинстве случаев мы ведём себя так именно по отношению к тем, к кому испытываем самую сильную и искреннюю привязанность.

Когда мы направляем свою энергию на защиту или агрессию в сторону друго_й, то автоматически ограждаем себя от чувств любви, радости или лёгкости в этих отношениях: мы выгораем сами и выжигаем других. Разумеется, всё, что мы говорим и делаем, несёт в себе какую-то функцию. Наши слова и поступки могут защищать нас от чего-то, освобождать от переполняющих нас чувств (например, злости или раздражения) или давать нам ощущение собственной важности и значимости. Однако стоит осознавать, что порой то, что мы делаем, приносит много боли и вредит нашим отношениям с любимыми людьми.

К сожалению, когда мы чувствуем себя отверженными или не получаем того, чего ожидали, то часто реагируем импульсивно, "по-детски" и не подумав. Замечая в себе такое желание, остановитесь и подумайте: "Что стоит за подобным проявлением?" (какая неудовлетворенная потребность или желание); "Как это сейчас повлияет на моего близкого человека?" (какие чувства это вызовет в другом); "Какого результата/какой реакции я добьюсь, поступив подобным образом?"

Специалист по семейным отношениям Джон Готтман в своём исследование выделил 4 основные проблемы в романтических отношениях. Полагаясь на эти факторы, с более чем 90-процентной точностью он мог прогнозировать развод пары в ближайшие десять лет.

1. Осуждение и критика

Среди названных Готтманом "четырех всадников апокалипсиса" первой была критика.

Существует разница между высказыванием нашего наблюдения, чувств и потребностей (факта влияния на нас конкретного поведения) и критикой, выражающейся в нападении на личностные качества собеседни_цы.

  • Читайте также 4 секрета ненасильственной коммуникации

Мы критикуем друг_ую, когда ссылаемся на индивидуальные особенности или характер, а не на поведение, обвиняем и принижаем чьи-то достоинства. Например, разрушительной критикой в сторону опоздавшего домой ребёнка будет сказать: "Ты никогда не думаешь о том, как твоё поведение влияет на других людей. Я не могу поверить, что ты настолько безответственный — настоящий эгоист. Ты никогда не думаешь о других! Ты совершенно не думаешь обо мне!"

Вместо этого мы могли бы выразить своё беспокойство совершенно другим образом, объяснив, что в действительности сейчас происходит лично с нами и какое конкретно поведение было нам неприятно. Это можно сделать, к примеру, сказав: "Я испугалась, когда ты не пришёл вовремя и не позвонил мне, чтобы предупредить. Я рассчитывала, что мы будем сообщать друг другу о таком".

Критика деструктивна как для друго_й, так и для ваших взаимоотношений. Когда мы критикуем, то причиняем боль собеседни_це, заставляя чувствовать отвержение, оскорбление и унижение. Такая безуспешная форма самовыражения дистанцирует вас друг от друга, провоцирует в друго_й только желание защищаться и оправдываться, зарождает страх, злость или чувство вины. Она заставляет других сомневаться в себе, в вашей к ним любви и в этих отношениях.

Мы редко благодарим и хвалим других за то, что, как нам кажется, "само собой разумеется" должно присутствовать в этих отношениях, хотя нам бы стоило это делать. Мы воспринимаем положительные проявления друзей, семьи, коллег и партнёров, как должное, но катастрофизируем любую возникшую трудность или дискомфортное для нас поведение.

Попробуйте поблагодарить любимого человека за вещи, которые, пусть даже очевидно для вас, должны присутствовать в этих отношениях. Мы фокусируем очень много внимания на негативных событиях и забываем о том, что наши отношения состоят из вариации различных проявлений — как хороших, так и неприятных для нас.

2. Отрицание ответственности

Другой важный аспект, негативно влияющий на наши отношения, — наша привычка отрицать собственную ответственность. Всё, что говорят и делают другие люди, не имеет прямого отношения к тому, что с нами происходит. Это наши чувства, собственные неудовлетворённые желания и потребности, которые могут возникать в ответ на поведение других. Наше состояние — только наша ответственность.

Люди часто обвиняют других в том, что испытывают лично они, и в конфликтных ситуациях крайне редко формулируют свои мысли начиная с "я" — в большинстве случаев звучит лишь "ты". Так поступать удобно, ведь перекладывание ответственности снимает с нас обязательства и защищает наше представление о самих себе (как о хороших, невинных, жертвах обстоятельств). Мы обвиняем в своём состоянии других людей, говоря: "Ты так меня злишь!" или "Если бы ты старал_ась хоть немного, я мог_ла бы наконец почувствовать себя счастлив_ой".

Это также защитный механизм, уводящий нас в сторону от более глубинных и экзистенциальных переживаний, касающихся смысла жизни, свободы, одиночества и смерти. Если мы приписываем все неудачи и неприятные для нас переживания "несправедливому" миру или окружающим нас людям, то избегаем мыслей и чувства вины, касающихся того, насколько наши желания и жизненные цели не соответствуют действительности: мы не в ответе, это всё ОНИ.

Проблема с "ты"- и "они"-убеждениями в том, что с ними человек не пытается ничего изменить или повлиять на сложившуюся ситуацию. Перекладывать ответственность на других — пассивная позиция. Более того, формулировки, основанные на "ты", создают в других впечатление (возможно, и верное), что их обвиняют, и вызывают ответное желание защищаться, оправдываться и реагировать агрессивно.

Только мы сами являемся авторами своей жизни.

3. Контроль

Часто этот механизм маскируется под "заботу". Контроль отличается от заботы тем, что он нарушает границы другого человека и не дает ему возможности самостоятельно делать выборы за себя. Контролируемые в отношениях люди нередко чувствуют себя беспомощными, виноватыми, так, словно им не доверяют, а их мнение и желание не принимают во внимание.

Контроль — также способ доминирования над другим, он противоположен уважению, доверию и равенству в отношениях. Когда мы начинаем пытаться контролировать жизнь другого человека, то более не рассматриваем ее или его как автономную, независимую индивидуальность, а вместо этого приписываем ей или ему черты беспомощного ребёнка, неспособного справиться самостоятельно, без нашей опеки.

Эта форма насилия над другими выражается в эмоциональном манипулировании и включает в себя:

  • частую критику с целью снизить чувство собственного достоинства у другого и выработать более сильную привязанность к вам;
  • прямые или скрытые угрозы. Например, выставление ультиматумов: обещанием уйти, если другой не изменится, и т.д.;
  • обусловленное выражение любви и заботы: "Если бы ты скинул_а немного веса, то точно привлекал_а бы меня больше";
  • давление на чувство вины и жалость;
  • интенсивное и ничем не обусловленное чувство хронической ревности и т.п.

Выбирая контролировать других, мы как бы занимаем роль родителя, оставляя другого в зависимой позиции. Контроль — элемент, не дающий устанавливаться и развиваться равным партнёрским взаимоотношениям. Вместо такой попытки доминирования и управления близкими людьми нам стоит вести открытый диалог друг с другом, предлагать свою заботу, а не ставить перед фактом ("Если я поступлю таким образом, подойдёт ли тебе это?", "Как я могу тебе помочь?"), всегда оставлять пространство для отказа, говорить о своих желаниях ("Мне бы хотелось, чтобы ты…") вместо того, чтобы указывать другим, что им "нужно" сделать, и заботиться о границах друг друга.

4. Сравнение

В отношениях меньше всего нам хочется чувствовать себя так, словно мы соревнуемся с кем-то за любимого человека. Некоторые озвучивают близким людям то, что в их жизни существует или существовал другой человек, который справляется или делает что-то лучше них. Часто так высказываются, руководствуясь желанием отомстить ("ты обидел меня, а я обижу тебя"), обесценить значимость того, кто рядом, или как отчаянная попытка научить другого предпочтительному для вас поведению ("а вот он_а мне каждую неделю цветы дарил_а"). Это отравляет наши отношения с близкими людьми, вызывая в них лишь страхи и сомнения.

Нам не всегда легко полноценно принимать другого человека во всех его или ее проявлениях, тем более если это идёт вразрез с нашими личными ценностями, желаниями и представлениями об отношениях. Разделять других на части, которые нам нравятся, и те, которые мы не приемлем, имеет мало отношения к любви. Если мы выбираем быть с кем-то, то выбираем всего человека полностью, а не идеальную картинку, которой он_а мог_ла бы стать. Мы начинаем скульптурировать другого, подгонять под себя, когда сообщаем, что нам нравилось в других отношениях и чего на данный момент мы не видим в этих.

Мы можем выражать своё желание или просить других об изменениях, но не путём сравнения их с теми, кто не является частью наших отношений. Каждый человек выражает любовь и привязанность своим особым способом, и степень, в которой люди это делают, тоже бывает разной.

5. Дистанцирование как наказание

Эмоционально отдалившись от других, мы играем на глубочайших страхах человеческих отношений — быть отвергнутыми, недостойными, исключёнными, нелюбимыми, непринятыми, одинокими. Это способ манипулирования другими, он отнимает самое важное и значимое — ваше внимание и выражение близости. Дистанцирование — один из самых жестоких способов донести до кого-то своё неудовлетворение. Он противоположен отношениям двух равнозначных людей и основан на доминировании одной стороны над другой.

Здесь речь о тех случаях, когда мы решаем не разговаривать, не уделять время, перестать проявлять интерес или отнять ещё какое-то важное проявление нашего внимания, руководствуясь чувством злости и обиды — как способ показать ему или ей, что мы недовольны, и продемонстрировать, "как тебе будет без меня".

Что происходит в этот момент? Мы посылаем другим сообщение о том, что, случись в ваших отношениях что-то, что вам не понравится, вы начнёте "войну", отобрав то, что важно для них. Это очень далеко от любви, сочувствия, близости и уважения, на которых мы все хотим строить свои отношения. Мы демонстрируем, что наше хорошее отношение вовсе не постоянно.

Эмоциональное дистанцирование ("я заберу у тебя свою любовь") — это форма насилия. Ваша любовь и забота о другом никогда не должна быть привязана к обстоятельствам и быть намеренно удержанной. Такое избегание эмоциональной связи не дает нам решать возникшие проблемы конструктивным и эффективным способом. Отдалиться — значит отвергнуть пути решения.

Наше внимание и любовь — это не валюта или единица обмена. Мы можем сильно злиться, обижаться и быть недовольны поведением тех, кто рядом, но контролировать их путём запугивания и отвержения — значит разрушить связь между вами и не создать ничего хорошего в ваших отношениях.

6. "Ничего не случилось"

Разумеется, здесь речь не о тех ситуациях, когда другому действительно показалось, что вы чем-то обеспокоены. От эмоционального дистанцирования это проявление отличается тем, что здесь мы "притворяемся", будто с нами и в наших отношениях всё хорошо, когда на самом деле это не так. Порой мы решаем, что не хотим говорить тому, кто рядом, о своих переживаниях (или объяснять их причину), и поэтому отказываемся признать их наличие.

Только вот когда мы не только не сообщаем, но ещё и отрицаем свои чувства, то не даем другому никаких шансов изменить взволновавшее нас поведение и помочь нам. Скорее всего, близкий человек чувствует и ясно видит изменения в вашем состоянии, но пребывает в растерянности из-за нехватки информации и неспособности повлиять (предпринять какие-то действия). Вы не только не говорите о том, что с вами происходит, но ещё и отталкиваете другого ложью и неискренностью.

Читать еще:  Вспышки агрессии у молодого человека

Если же мы в действительности не знаем причины своего состояния (а такое порой случается), мы могли бы, например, сказать: "Знаешь, мне вдруг стало грустно, и я сам_а не знаю, почему. Сейчас мне хотелось бы побыть наедине с собой/ты мог_ла бы просто обнять меня и посидеть рядом (?). Я благодар_на за твоё беспокойство".

Фразы "всё хорошо", "я не злюсь", "мне всё равно, делай что хочешь" и т.д., когда в действительности это не так, глубоко огорчают другого, ведь, скорее всего, он или она осознает, что с вами и вашими отношениями сейчас не всё в порядке. Как следствие, вы не успокаиваете человека, а только вызываете ещё больше тревоги и обеспокоенности или усугубляете возможный конфликт (если стимулом вашего недовольства стало поведение партнер_ки).

Существует множество способов, которыми мы причиняем боль окружающим людям, и это далеко не ограничивается физическим проявлением агрессии. Чтобы по-настоящему любить кого-то и формировать близкие отношения, построенные на доверии и взаимной заботе друг о друге, нам нужно отказаться от идеи, что другой человек обязан соответствовать нашим условиям того, что достойно любви.

Будьте честными со своими близкими людьми, не делайте того, что наверняка заставит их сомневаться в вас, себе и ваших отношениях, и уважайте друг друга.

Почему чувство вины отравляет жизнь, как маскируется и что с ним делать

Фото: Ian Keefe/Unsplash

Чувство вины (негативные установки, при которых нам кажется, что совершенные нами поступки — а в некоторых случаях и мы сами — являются причиной бед других людей) имеет разнообразные проявления и не всегда напрямую относится к «вине» или «виновности». Это чувство может появиться не только там, где человек мог бы быть виноватым. Оно может возникнуть в любой ситуации, где был сильный стресс (на языке психологии — травма).

Возникнув в психике человека, это неприятное чувство исполняет важную функцию — помогает приспособиться к тяжелой ситуации, чтобы пережить ее с меньшим ущербом: вместо того чтобы фокусироваться на травмирующей ситуации, мы смотрим на чувство вины, потому что это не так больно и требует меньше внутренней работы. Можно сказать, что само по себе чувство вины почти случайно и на его месте могла образоваться любая другая негативная установка. Но почему же именно чувство вины так популярно и мы так часто говорим о нем?

Как зарождается чувство вины

Считается, что на бессознательном уровне самообвинения могут случиться уже у младенца, то есть этот механизм знаком нам с тех времен, когда мы не могли ни выразить что-то словами, ни в полной мере осознать происходящее. С появлением зрелого мышления инструментом «чувство вины» становится еще удобнее пользоваться.

Для маленького ребенка родители являются оплотом безопасности, силы и стабильности. Они обеспечивают его выживание и развитие. Бессознательно младенцы и маленькие дети безоговорочно доверяют авторитету родителей. Но если по какой-то причине ребенок страдает от поведения родителей, он оказывается перед дилеммой: кто не прав? Его всемогущие родители, которых он пока безусловно обожает и почитает, либо проблема в нем самом? Чтобы не пошатнуть стабильность своего существования, ребенок бессознательно оборачивает на себя вину за то, что между ним и его родителем что-то пошло не так. В некоторых ситуациях эта установка остается с человеком на долгие годы вперед и может диктовать его линию поведения.

Хорошая новость заключается в том, что психотерапия помогает проработать эту проблему и перестать жить по схеме травмирующего события, осевшего в бессознании. Вопреки слухам, психотерапия не призвана проникнуть в каждый уголок подсознания и добраться до воспоминания младенческого периода. Часто достаточно обратить внимание на внешние проявления проблемы, чтобы приблизиться к пониманию причин чувства вины, проработать их и изменить поведение на благополучное и продуктивное.

Работа с чувством вины — это воспитание новых, здоровых привычек в восприятии реальности и поведении.

Фото: Caleb Woods/Unsplash

Как распознать чувство вины

Чувство вины многолико и, кроме непосредственного ощущения «своей вины», принимает разные формы.

  • Извинения

В первую очередь обратите внимание, есть ли у вас привычка чрезмерно извиняться. «Извините, можно войти?», «Простите, пожалуйста, если отнимаю ваше время». В таких ситуациях, используя извинение, мы пытаемся смягчить свое вмешательство, хотя это можно сделать и другими проявлениями вежливости.

Если вам знакомо такое поведение, попробуйте поразмышлять, за что вы на самом деле извиняетесь. За себя, который побеспокоил кого-то важнее, чем вы сами, или, может быть, за себя, который не имеет права на что-то рассчитывать?

Механизм неуместных извинений, несоразмерных ситуации, также может использоваться людьми, которые склонны к самообвинениям.

  • Установка «я не заслуживаю счастья»

Хроническое чувство своей «плохости», несоответствие идеалам (придуманным самим же или привитым другими людьми) могут свидетельствовать о том, что вами управляет чувство вины. Оно заставляет думать, что вы не достойны ни похвалы, ни счастливой жизни и вообще ничего из того, чего вам хотелось бы на самом деле.

Пример — продолжение несчастливых отношений или брака «ради детей» («чтобы не расстроить маму», «чтобы сохранить союз»), «положительного образа в глазах окружающих». Для таких людей мысль о том, что можно отстаивать свои интересы и быть счастливыми, почти греховна, ведь собственное благополучие занимает последнее место среди всех других «более важных» мотивов.

Существование рядом с нелюбимым человеком ради некой высшей цели является явным отражением внутренней установки «я недостоин счастья», которая напрямую относится к чувству вины.

  • Агрессия

Другим полюсом чувства вины является агрессия, направленная как на других людей, так и на самого себя.

Агрессия в чувстве вины — это оставшаяся невыраженной претензия обидчику, который когда-то нанес урон вашей самооценке, самоуважению и положительному восприятию себя. Здесь речь идет о бессознательном восприятии, и если вы наверняка не можете сказать, в чем же проблема, то в вашей психике конфликт остался и все его участники с их ролями увековечены на бессознательном уровне.

Если после конфликта не случилось «отмщения» (например, конструктивного выяснения отношений), вероятно, подсознательное желание наказать врага будет идти по пятам, пока не найдет выхода.

Из явных примеров неприкрытой агрессии можно назвать привычку критиковать других и стремление быть правым, иметь последнее слово в любой ситуации. Такое поведение свойственно тем людям, кто внутри себя презирает право на ошибку, кто считает слабостью даже самое незначительное свое несовершенство. Критикуя других, люди часто отводят от себя опасность того, что кто-то, по их мнению, может увидеть их несовершенство. Они как бы нападают первыми. Или же они предъявляют к себе завышенные требования, строго им следуют и не могут простить всем остальным другого поведения.

Поэтому если вы замечаете у себя привычку критиковать других (про себя или вслух), вспомните ощущение, которое испытываете, когда делаете это. Попробуйте понять, чем это чувство полезно вам, что оно дает, по какой причине раз за разом вам необходимо испытывать его.

Довольно часто чувство вины сопровождается невыраженной агрессией. Если в случае с привычкой критиковать мы видим ее явное проявление, то подавленная агрессия не так прямолинейна. Она может принимать форму легкой враждебности (например, некоторые люди в стрессовой ситуации как бы «ощетиниваются»), конфликтности на работе, агрессивного стиля вождения — то есть тех проявлений, о которых человек обычно знает и научился контролировать. Но иногда подавленные эмоции могут проявляться парадоксальным образом.

Например, чрезмерным дружелюбием или страхом выражать свое недовольство, страхом отстаивать свои нужды, добиваться своего, вести конструктивный спор. Страх выразить агрессию (и, возможно, получить ее в свой адрес) и неумение ее выражать приводят к тому, что человек ищет способы слияния с другими людьми, быть удобным другим. Страх быть отверженным приводит к страху отстаивать свои интересы.

Фото: Anthony Tran/Unsplash

  • Тревожность

Другим не самым очевидным образом чувство вины находит свой выход через высокую тревожность.

В некоторые периоды жизни мы все испытываем тревогу: из-за болезней близких, на работе в конфликте с коллегами, когда слышим грустные новости и тому подобное. Но тревога здорового человека соразмерна ситуации и проходит со временем.

Высокая тревожность — это большой спектр мучительных состояний, которые сложно контролировать и порой сложно отследить («Меня что-то мучает, хотя объективно в жизни все хорошо»).

Высокая тревожность может оборачиваться плохим самочувствием, причину которого не могут найти врачи, проблемным сном, «беспричинными» резкими перепадами настроения, перееданием или, наоборот, одержимостью диетой, переработкой или упадком сил. У тревожности много симптомов, и если что-то из перечисленного вам знакомо, то это повод обдумать причины.

Тревожность может быть выбрана подсознанием как канал, через который выходит напряжение от основной проблемы — чувства вины. Это происходит тогда, когда оно настолько непереносимо или с ним связано настолько тяжелое переживание, что психика отказывается даже смотреть в ту сторону и пытается контролировать хотя бы то, что ей под силу. Так появляется тревожность: выбирается объект тревожности и на борьбу с ним направляются все силы.

Это действительно непростая конструкция, и для того, чтобы искоренить тревожность, нужно устранить первопричину. Сделать это в паре с психологом намного легче. Поэтому если вы знакомы с тревожностью, но не знаете, чем она вызвана, расскажите об этом специалисту. Ему этот механизм знаком, и вы быстрее придете к разгадке своего мучительного состояния. Плюс терапевт свободен от вашего чувства вины, не играет по его правилам, а контакт с тем, кто не играет по правилам вины, уже сам по себе очень полезен.

Почему стоит избавиться от чувства вины

Чувство вины пожирает ресурс человека, ведь ему приходится отдавать жизненные силы на «обслуживание» этой проблемы.

Жить с чувством вины крайне затратно, и в один момент это может привести к коллапсу, поэтому очень важно разбираться с тревожащими симптомами и прорабатывать их самостоятельно или на психотерапии. Среди этих симптомов: срывы на нервной почве, злоупотребление алкоголем и наркотиками, хронические болезни и многие другие проявления, которые делают жизнь тяжелой, бедной и несчастливой.

Фото: Anthony Tran/Unsplash

Чем «лечить» чувство вины

Поскольку речь идет о бессознательных процессах, изменения должны происходить там же. Самый действенный способ — это, безусловно, психотерапия: долгосрочная или краткосрочная, индивидуальная или в группе — ваши пожелания можно обговорить с психологом или терапевтом, который, поняв ваш запрос и собрав анамнез, предложит схему лечения.

Для того чтобы самому разобраться в проблеме, можно использовать несколько подходов из когнитивистской психологии.

  • Отмечайте, при каких обстоятельствах и с какими людьми чаще всего вас накрывает чувство вины. Запишите и проанализируйте: есть ли в этих ситуациях и людях сходные черты? А затем вспомните, была ли похожая ситуация с вами до этого. Возможно, в вашем детстве или отрочестве.
  • Когда вас затягивает это переживание, постарайтесь отслеживать, что с вами происходит телесно и психологически. Отмечайте реакции тела и ума. Развивать такую чувствительность полезно для того, чтобы научиться отделять себя от своих реакций, а в конечном итоге — управлять ими.
  • Проводите с собой аутотренинг. Напоминайте себе, что ситуация была в прошлом и, хоть она имеет протяжение в настоящее, вам необязательно следовать этому сценарию. Почаще говорите себе, что не существует идеального мира, идеальных ситуаций и уж тем более идеальных людей. Стремление быть идеальным доводит до невроза. Оптимально стремиться быть достаточно хорошим и давать себе право на ошибку. Напоминайте себе, что в ваших руках есть контроль и вы можете разными способами перебороть свое страдание.
Читать еще:  ВСД у кормящей мамы

Важно внимательно и последовательно заниматься этими практиками, чтобы со временем заметить положительные изменения.

Напоследок хочется сказать об очень распространенном механизме, которым пользуются почти все люди, пытающиеся разобраться с тем, что происходит внутри них. Это интеллектуализация и рационализация своего состояния, попытки жить не чувствами и эмоциями, а «головой».

Безусловно, рефлексия — это хорошо. Способность осознавать и размышлять над внутренними процессами — это отличный навык, который помогает в очень многих жизненных ситуациях. Но важно отмечать момент, когда мыслительный процесс превратился в рутину и не приносит реального облегчения. Думать о проблеме много и долго еще не значит решать ее, а зачастую и вовсе означает обратное («Лучше я буду об этом думать, чем на самом деле действовать»).

Наш мыслительный аппарат не имеет отношения к чувственной сфере, и его «прокачанность» хороша для осознания проблемы и для выработки стратегии ее решения. Но само решение всегда лежит в области чувств и эмоций. Именно на это делает упор психолог или психотерапевт: он приглашает вас вместе исследовать другую сторону вашей личности — бессознательные чувственные процессы, которые когда-то были повреждены травмой и до сих пор не получили должного внимания.

Не мешайте себе жить: 7 типичных моделей саморазрушительного поведения

Как перестать себя жалеть, научиться просить о помощи и не отказываться от амбиций из-за чувства «я еще не готов». Препятствия на нашем пути — часто дело наших собственных рук. Доктор медицины Марк Гоулстон более двадцати лет практикует в области клинической психологии. Он уверен: главная причина, по которой люди обращаются к психотерапевтам, — саморазрушительное поведение. Ничто так не выводит нас из себя, как осознание, что мы сами мешаем себе обрести любовь, достичь успеха и испытать счастье — словом, получить то, о чем мечтаем.

В книге «Не мешай себе жить» Гоулстон приводит 40 моделей саморазрушительного поведения, которые встречаются чаще всего. Содиректор издательства МИФ Юлия Баяндина выбрала семь из них и сделала выжимку из глав книги.

Не пытайтесь всегда быть правым

Гоулстон приводит слова одного эксперта по коммуникациям: «Всезнайка, который не знает, о чем говорит, — придурок; всезнайка, который знает, о чем говорит, — просто осел». Иными словами, независимо от того, знаете вы, о чем говорите, или нет, вести себя как всезнайка — значит вести себя саморазрушительно.

Чаще всего люди стараются всегда быть правыми из желания защитить себя. Им кажется, что мир твердит: «Ты не знаешь, о чем говоришь». Но если окружающие и не думали нападать (а чаще всего это именно так), ваша защита выглядит как атака.

Всезнайку редко объявляют сильной личностью с убедительным мнением; гораздо чаще на него обижаются и стараются избегать. А в случае ошибки не торопятся на помощь — он ведь и сам «с усами».

Что делать? Когда в следующий раз почувствуете потребность продемонстрировать правоту, спросите себя, так ли важна эта победа, чтобы рисковать ради нее хорошими отношениями. Доказывая, что вы не ошибаетесь, следите, чтобы люди не чувствовали себя так, словно ошибаются они. Осознайте и примите, что мнения могут различаться. А если ошиблись — не защищайтесь, а просто признайте это.

Не пытайтесь изменить других людей

Взаимоотношения часто заходят в тупик, потому что каждый из нас думает, что измениться должен другой. Пытаясь переделать кого-то, мы отказываемся принимать его безоговорочно и полностью. И это очень разрушительный паттерн: он порождает сопротивление или даже восстание, но не сотрудничество. Мало того, что при этом никто не меняется, отношения еще и загрязняются обидой и горечью.

Если вы ожидаете, что люди изменятся, знайте: вы вполне можете сойти с ума, прежде чем это случится. А пытаясь заставить их измениться, вы сведете с ума их, предупреждает Гоулстон. Но если вы примете их такими, какие они есть, и выразите надежду на то, что они изменятся в лучшую сторону, люди могут просто взять и. сделать это.

Что делать? В следующий раз, когда вас сильно разочарует близкий человек, сделайте паузу и спросите себя: «Если он никогда не изменится, смогу ли я с этим смириться? Смогу ли я и впредь любить его несмотря ни на что?» Если вы ответили «да», значит, вам удастся уменьшить свои ожидания и чувствовать себя в отношениях вполне комфортно.

Старайтесь преобразовать свое желание изменить человека в надежду, что он изменится. Месседж вроде «Я люблю тебя, но меня очень беспокоит один момент, и я очень надеюсь, что это может измениться» вызовет более позитивную реакцию, чем ультиматум «Лучше тебе измениться как можно скорее, а иначе…».

Не притворяйтесь, что у вас все в порядке, если это не так

Отрицание негативных эмоций — ситуация весьма распространенная. Мы боимся, что признание усилит боль. Или что мы станем слишком уязвимыми. На самом же деле верно как раз обратное: признание негативных эмоций, как правило, снижает напряжение и позволяет почувствовать себя лучше.

Еще одна причина повторять «Я в порядке» заключается в том, что признание может ранить или обидеть другого человека. А еще может быть, нам придется принимать меры, чтобы устранить проблему. «А что если у меня не хватит умения или мудрости, чтобы улучшить ситуацию?» — мучаемся мы сомнениями. Велик соблазн освободить себя от подобных мук, не признаваясь даже самому себе, что нас что-то не устраивает.

Что делать? Помните: чтобы почувствовать себя лучше, необходимо признать, что чувствуешь себя плохо. Это успокаивает и помогает предотвратить поспешную реакцию. Назовите чувство как можно точнее. «Я расстроен» — неплохо для начала, но что-то вроде «я чувствую себя обескураженным» или «я чувствую себя не своей тарелке», возможно, точнее опишет ваше состояние.

Если вы решили сообщить кому-то, что в отношениях с ним у вас не все в порядке, скажите, как сильно вам это не нравится, например: «Мне так плохо, что хочется сделать вот это и то». Такие слова демонстрируют ваши чувства, делая их более понятными для другого человека. В этом случае вас будут слушать внимательнее и, вполне вероятно, предложат сочувствие, которого вы заслуживаете.

Перестаньте себя жалеть

Еще одна модель самосаботажа по Гоулстону — жалость к себе, которая стала в нашем обществе весьма распространенным недугом. Себя жалеют брошенные женщины; семейные пары, не способные иметь детей; мужчины, которые «могли бы кому хочешь составить конкуренцию», если бы только им дали чуть-чуть передохнуть; люди, которыми родители пренебрегали или, наоборот, которых чрезмерно баловали; люди, чьи родители не сумели стать для них образцами для подражания или, того хуже, умерли, оставив их наедине с суровой жизнью.

В сущности, временно жалость к себе может служить утешением. Подобно животному, зализывающему раны, она позволяет нам немного уменьшить боль. Однако постоянный настрой «о горе мне, горе!» приносит больше потерь, чем выгод. Чувство жалости к себе потребляет энергию, которую можно было бы использовать на то, чтобы изменить жизнь к лучшему. Пока вы буксуете в скверном прошлом, выбраться в лучшее будущее невозможно.

Что делать? Если вы настроены постоянно жалеть себя, повод найдется непременно. Ваша задача — сделать разворот на 180 градусов: от стенаний к признательности, от ворчания к благодарности. Ищите ситуации, способные дать вам новую перспективу, например: проводить больше времени с людьми, которые действительно заслуживают сострадания. Сделайте что-нибудь для кого-то менее удачливого, чем вы. Это не только поможет вам лучше осознать, что у вас все не так уж и плохо, но и даст повод гордиться собой — а чувствовать одновременно гордость и жалость к себе невозможно.

Не считайте, что правильный путь всегда самый трудный

Многих из нас воспитывали в убеждении, что ничего стоящего без боли и потерь достичь нельзя. Единственное, что достойно называться «настоящим делом», — это тяжелая, изнурительная работа.

Такой образ мышления заставляет нас отворачиваться от тех занятий, которые принесли бы нам наибольшее удовлетворение. Вместо этого мы выбираем что-нибудь поутомительнее да потруднее. А потом, поняв, что не справляемся, клянем себя, считая неумехой. В действительности же проблема в том, что мы взялись не за свое дело и оно нам нисколько не нравится.

Что делать? Если вам нравится то, чем вы занимаетесь, не чувствуйте себя виноватым. Напротив, ищите способ превратить интересное дело в карьеру.

Если же вас постоянно мучают разочарование и сомнения, подумайте о том, что вы, возможно, занимаетесь не тем, что вам подходит. Поищите занятие, которое приносит радость. Самый легкий путь часто бывает самым правильным.

Просите у людей то, что вам нужно

Казалось бы, такое простое действие — попросить об услуге — встречает массу сопротивления. Причин замалчивать свои потребности много: кто-то боится отказа, кто-то не хочет ранить чувства другого человека, кто-то расценивает просьбы как признак слабости.

Многие считают, что близкие сами должны догадаться, что нам нужно. Это детская позиция: мы хотим, чтобы люди видели все наши потребности и обеспечивали их — так же, как это делали родители, когда мы были маленькими. В результате ждем, обижаемся, злимся, теряем драгоценное время и годами не получаем желаемого.

Что делать? Поймите и примите свои потребности. Они есть у всех. Осознайте, что никто не умеет читать мысли, — если вы не выскажете просьбу, никто о ней не узнает. Старайтесь просить не требуя, не критикуя и не жалуясь. Не ходите вокруг да около, не приводите в пример друзей и соседей, не обвиняйте в том, что вам до сих пор не дали. Сформулируйте потребность как факт: четко и ясно. Постарайтесь обеспечить возможность ответить вам «да» или «нет». Надеяться на согласие, безусловно, вполне нормально, но старайтесь не настаивать.

Не отступайте из-за того, что чувствуете себя не готовым

Собираемся ли мы сделать предложение руки и сердца, начать новую карьеру, завести детей или наконец высказать кому-то претензии, — мы почему-то рассчитываем на то, что будем чувствовать невозмутимую готовность к этому; что нас ждет такое состояние ума, в котором не ведомо ни напряжение, ни противная тошнота, ни сомнения. А когда вместо всего этого испытываем сильный дискомфорт, воспринимаем его как знак, что по-настоящему не готовы к такому шагу.

Как пишет Гоулстон, если поддаться этому чувству, последствия могут быть катастрофическими. Всем ведь известно, что люди, оглядываясь на прожитую жизнь, обычно сожалеют не о том, что сделали, а о том, что так и не решились сделать.

Что делать? Испытывать тревогу на пороге перемен вполне естественно. Если она слишком сильна, это может говорить о том, что вы недостаточно подготовлены, а не о том, что вы не готовы. Попробуйте умерить беспокойство тщательной подготовкой. Однако даже не надейтесь, что сможете избавиться от всех сомнений и тревог. Такой нереалистичный настрой ведет к ошибке нулевого риска: по сути, вам нужна гарантия, что ничего страшного или неожиданного не произойдет. Но таких гарантий никто не дает.

Если вас охватило желание отступить, потому что вы не чувствуете себя готовым, сделайте паузу. Спросите себя, почему вы так считаете. Составьте список причин. Подумайте, что должно произойти, чтобы вы стали готовы. Что вам нужно сделать, чтобы это произошло? Стоит ли это времени и усилий?

Люди изобретают столько же способов саботировать собственную жизнь, сколько и способов ее улучшить. Главное — суметь отличить одно от другого. И действовать.

Каково это — пережить рабство. История Иры.

Позвонил клиент уже ночью. Заказал девочку. Я уже спала, когда меня растолкали, сказали собираться на вызов. Клиент был уже пьяный. И агрессивный. Было страшно оставаться. Он заставлял пить, я пила. Когда пьешь, не чувствуешь ни боли, ни стыда, чтобы по накатанной. Утром я проснулась и собралась уезжать, а он сказал, что я никуда не поеду. Сказал, что заплатил за сутки, и я должна отрабатывать. Входная дверь была закрыта. Ключи от нее и мой телефон он спрятал. Cказал, что не отпустит, сказал, что заплатил за меня и может делать со мной все, что захочет… Позже он заснул. У меня не получилось найти ключи. Я посмотрела в окно. Третий этаж, а рядом пожарная лестница. Я решила перелезть через балкон на лестницу. И сорвалась… Все произошло быстро. Я не чувствовала боли… Помню, что хотела подняться, но увидела, как через кожу на руках торчат кости, и потеряла сознание. Я пришла в себя, когда меня везла скорая, а потом только в реанимации. Смогла сказать, кто я и откуда. Врачи сами связались с моими родными. Перевезли меня в Беларусь родные уже позже. Это было очень дорого.

Ира – жертва торговли людьми, она попала в сексуальное рабство.

Читать еще:  Может ли аминазин вызывать такие симптомы, и может его заменить

Трудно поверить, что рабство существует и сегодня, совсем рядом с каждым из нас. Сегодня это явление закреплено термином «торговля людьми», а «торговцы людьми» несут уголовную ответственность за вербовку, удержание и эксплуатацию жертв торговли людьми. Жертвы зачастую получают психологическую и/или физическую травму, которая остается с ними на всю жизнь. Только вот вряд ли они расскажут кому-то про пережившее, потому что обязательно услышат в свой адрес слова осуждения «сама виновата», «надо было думать».

Ира согласилась рассказать свою историю, чтобы другие девушки знали, что опасность не всегда лежит на поверхности. Она говорит, что нужно всегда сомневаться, в какой бы безвыходной ситуации не оказался, и что всегда есть право отказаться и уйти. А главное, нужно не терять связь с родными и до принятия сомнительных решений, и после.

Ира – инвалид-колясочник, воспитывает дочь, работает, строит планы на будущее и очень любит ездить на дачу.

Перед встречей с Ирой было немного волнительно, ведь знаешь, что она пережила. Ожидаешь встретить молодую девушку на инвалидной коляске с потухшим взглядом. И задумываешься, как правильно с ней общаться, какие вопросы задавать, а какие принесут боль и дополнительную травму. Когда мы увидели Иру, стало совершенно ясно, что это человек с огромной силой воли. Потому что только человек с такой силой духа мог не побояться рассказать свою историю, которая не дает покоя каждый день, и найти в себе силы перебороть боль и продолжать полноценно жить, работать, воспитывать дочь и строить планы на будущее.

Ира выросла в небольшом городе в Витебской области. Ира говорит, что в ее семье никогда не было близких отношений между собой: мама была все время на работе, у нее была ответственная должность, а сестра – на 9 лет старше. Из-за разницы в возрасте дружить не получалось.

-Мы никогда не были близкими подругами ни с мамой, ни с сестрой. Мама, казалось, не очень интересовалось нами. Мама вышла замуж в третий раз, муж был на несколько лет младше ее. Хотя, конечно, со своими материнскими функциями «одеть и накормить» она справлялась, да и жили мы всегда в достатке, — вспоминает Ира.

Жизнь с мамой и ее новым мужем не заладилась сразу. Ира была уже подростком, когда он переехал в дом. Мама ревновала его. Он при любом удобном случае старался то ущипнуть Иру, то приобнять, то хлопнуть по ягодицам. Провоцировал ее.

Ира не раз уходила из дому. Но куда пойдешь, если ты еще совсем юный и нет работы? Ира вышла замуж очень рано. Говорит, что, казалось, она встретила близкого по духу человека. Скоро у них родилась дочь, и все было хорошо поначалу. Только прошло несколько лет, и отношения в семье совсем испортились. Молодой Ирин муж не хотел работать, денег не хватало, жить было негде. Переезжали от свекрови к теще и обратно.

-Совсем «зеленые» были, да и быт «заел», — объясняет девушка.

Ира ушла от мужа и вернулась с ребенком к маме и отчиму, но легче совсем не стало. Отчим Иры настраивал свою супругу против собственной дочери, возмущался, если мама помогала с ребенком. В результате мама Ирины перестала поддерживать ее, хотя у нее были все возможности. Не было понимания и поддержки ни от мужа, ни от мамы.

Работать пойти было некуда – город совсем маленький, да и образования никакого не было. У Иры получилось устроиться в небольшую фирму, но там начались проблемы, и она снова осталась ни с чем. Ситуация казалась безвыходной, пока соседка Ирина не познакомила ее с подругой из Санкт-Петербурга. Подруга оказывала эскорт услуги, и этим зарабатывала на жизнь.

— Она открыто про это говорила, очень легко и просто. Сказала, что можно всегда выбрать клиента и отказаться, если не понравился. Что эскорт – это не всегда секс, а просто сопровождение клиента в ресторан. Можно в любой момент съездить домой и отвезти подарки ребенку. Всегда есть деньги. Посоветовала поехать, говорила: «Посмотри на нищету вокруг, ведь можно заработать эту зарплату за один выезд. Не понравится, всегда можешь вернуться».

— Я не знала, что делать. Сначала даже слышать не хотела. А вдруг люди узнают. А потом решилась. Попросила сестру посмотреть ребенка. Никому не сказала, куда еду, ведь я не привыкла делиться своими переживаниями и планами, да и немногие интересовались.

Денег у Ирины не было, поэтому соседка оплатила дорогу и поехала с Ириной. По приезду, она объяснила график работы и встреч с клиентами. Сама же она не работала. Иру поселили в двухкомнатную квартиру, где жило еще несколько девушек.

-Какой оказалась работа? Не такой, как обещали. Тяжело признать, что тебя обманули. Все было далеко не так, как мне преподносили. Клиенты были абсолютно разные, по несколько в день. Отказаться от клиента было невозможно, сразу штраф. Всегда было много алкоголя. Надо было пить. Потому что когда пьешь – возможно, не придется работать. Ведь многим клиентам, которые очень обеспечены, было нужно просто поговорить по душам…

Ирина делает паузы. Это тяжело вспоминать. И не все хочется рассказывать…

— А как Вы ушли? – спрашиваем.

— Позвонил клиент уже ночью. Заказал девочку. Я уже спала, когда меня растолкали, сказали собираться на вызов. Клиент был уже пьяный. И агрессивный. Было страшно оставаться. Он заставлял пить, я пила. Когда пьешь, не чувствуешь ни боли, ни стыда, чтобы по накатанной. Утром я проснулась и собралась уезжать, а он сказал, что я никуда не поеду. Сказал, что заплатил за сутки, и я должна отрабатывать. Входная дверь была закрыта. Ключи от нее и мой телефон он спрятал. Cказал, что не отпустит, сказал, что заплатил за меня и может делать со мной все, что захочет… Позже он заснул. У меня не получилось найти ключи. Я посмотрела в окно. Третий этаж, а рядом пожарная лестница. Я решила перелезть через балкон на лестницу. И сорвалась… Все произошло быстро. Я не чувствовала боли… Помню, что хотела подняться, но увидела, как через кожу на руках торчат кости, и потеряла сознание. Я пришла в себя, когда меня везла скорая, а потом только в реанимации. Смогла сказать, кто я и откуда. Врачи сами связались с моими родными. Перевезли меня в Беларусь родные уже позже. Это было очень дорого.

Ире понадобилась два года, чтобы восстановиться после этого и почувствовать снова желание жить. Ей совсем не хотелось видеть и общаться со своими близкими, даже со своей дочерью.

— Приходилось обманывать, когда меня спрашивали. Ходило много слухов, родные не трогали меня, они видели, в каком я состоянии. Спрашивали только знакомые. Конечно, я уходила от ответа, что-то придумывала. У меня есть только один человек, с которым я могу это обсудить, — рассказывает Ира.

— А что заставило начать новую жизнь?

— Наверное, моя дочь. Я собрала всю волю в кулак, и все стало меняться. Я не помню, с чего я начала. Я начала учиться самостоятельно подниматься с кровати и садиться в коляску. Одеваться. У меня уходил час, чтобы одеться с утра. Я заказала балканскую перекладину. Училась делать все сама, каждый день что-то новое открывала для себя. И вот так потихоньку я пришла к тому, что мне не надо было просить о помощи. Я помню, как удивлялась моя дочь, когда я сажала ее на колени и везла в ванную чистить зубы. Я даже пол теперь сама мою, и моя дочь считает меня самой обычной мамой.

— А как нашли работу?

— На одном мероприятии для инвалидов-колясочников, я познакомилась с разными людьми, такими же как я. Они посоветовали мне попробовать удаленную работу в Интернете. Я рискнула, меня взяли. От простого помощника на испытательном сроке я доросла до специалиста с постоянным контрактом. Я теперь знаю все в своей работе, даже обучаю новых специалистов.

— А чтобы Вы хотели посоветовать тем, кто прочитает вашу историю?

Ирина молчит. Кажется, в ее глазах вот-вот появятся слезы. Вздохнула глубоко, и мы снова видим сильную Иру.

— Не проходит ни одного дня, чтобы я не думала об этом. Зря я согласилась поехать. Это очень тяжело. Приняв такое дурацкое решение, я сама сломала себе жизнь.

Человек меняется каждый день и потом смотрит на все по-другому. Если что-то сейчас кажется допустимым, то потом может быть камнем на душе всю жизнь.

А еще, нужно быть внимательным к своим близким и знакомым. Интересоваться, что с ними происходит. Нельзя быть равнодушным. Если есть возможность повлиять на человека в лучшую сторону, надо остановиться и помочь, направить.

Ведь такие глупые решения не могут наладить жизнь, если только на короткий период, но потом… придется жалеть. Такое решение может помочь с финансовыми проблемами сегодня, завтра, послезавтра. Но ведь с совестью ты сделку не заключишь. Мы живем в таком обществе, что ты не сможешь избежать осуждения…

Мне кажется, что у людей есть какие-то домыслы относительно меня, а может и нет, но об этом я не думаю.

— Ира, а у вас есть надежда снова ходить?

— Я не знаю, есть ли надежда встать. Я уже привыкла к себе. Я самостоятельна.

— А к чему хотелось бы стремиться?

— Всегда есть к чему расти. Нет грандиозных планов. Все крутится вокруг дочери. Я хочу стать для нее настоящим другом и опорой в жизни. Я жалею, что нет образования. Возможно, оно не откроет для меня новые горизонты, но все же…

Я люблю свою работу. Мне нравится, что я занята. Для меня время пролетает незаметно. Но теперь я все знаю в своей работе. А мне хотелось бы продолжать расти профессионально. Наверное, я решусь на дальнейшее образование.

Ира получила психологическую и реинтеграционную помощь в рамках программы по противодействию торговли людьми, реализуемой Представительством Международной организации по миграции (МОМ) в Республике Беларусь при поддержке Шведского агентства международного развития и сотрудничества (Sida).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector