Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На этих выходных я хочу умереть, но боюсь». Почему люди уходят из жизни в России

«На этих выходных я хочу умереть, но боюсь». Почему люди уходят из жизни в России?

В мире каждые сорок секунд совершается один суицид и 20 попыток суицида – таковы данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Россия стабильно и много лет входит в тройку стран-лидеров по самоубийствам. И, по данным ВОЗ, – первая по числу самоубийств мужчин.

На бескрайних российских просторах именно мужчины в семь раз чаще, чем женщины, убивают себя – 48,3 случая на 100 тысяч населения.

Именно мужчины, считая себя лидерами – в семье и на работе, людьми, берущими на себя ответственность, оказываясь в сложной ситуации, не видят иного выхода, чем лишить себя жизни. И не просят помощи. Так объясняет сложившуюся тенденцию в комментарии корреспондентке Belsat.eu президент Профессиональной медицинской психотерапевтической ассоциации Владимир Курпатов.

Один на один с душевной болью

Просить помощи в России, как, впрочем, и на всем постсоветском пространстве, люди до сих пор не привыкли – что касается помощи при тяжелых душевных состояниях, депрессии, личном горе. До сих пор мало кто идет к психотерапевту.

В том числе и по финансовым мотивам. Такая помощь, если она не предоставляется государством, дорогая. В Петербурге, например, нижний предел одной встречи с хорошим психотерапевтом или аналитиком – 2 тысячи рублей (примерно $32). А ходить надо иногда годами.

В России каждые 12 минут кто-то сводит счеты с жизнью

В России с ситуациями острого горя – когда случается катастрофа с массовой гибелью людей, работают психологи МЧС. Они рядом с родственниками погибших и пострадавших, с самими выжившими пострадавшими. Но это только в острый, критический период. Потом люди остаются со своей душевной болью, своим состоянием один на один.

Если же человек просто в тяжелом душевном состоянии, если он нуждается в психологической помощи, то он может ее никогда не получить. В том числе потому что стесняется или боится за ней обратиться. Теперь, правда, в соцсетях часто можно увидеть посты, когда люди, не выдержав, пишут о своем непростом душевном состоянии. В основном, в подавляющем большинстве, это делают женщины. Но часто вместо сочувствия и совета обратиться к профессионалу, они читают комментарии: «Брось жаловаться, чего раскисла».

Так человека можно «упустить». А ведь он не спонтанно решает уйти из жизни, как правило, суицидальные мысли посещают людей много раз, иногда они живут с этими мыслями годами. То есть предотвратить роковой шаг возможно.

Обратиться за помощью страшно и некуда

В России слишком сильна стигматизация – люди боятся идти со своими проблемами к специалистам в области психотерапии. И это лишь одна сторона медали.

Дело в том, что идти особо некуда. Психотерапевтов не хватает, психотерапевтическая служба развита слабо, с 2013 года упразднена должность главного психотерапевта при Минздраве РФ.

Даже в таком мегаполисе как Петербург с его более чем 5-миллионным населением должно быть десять психотерапевтических государственных центров. Но есть только один, и, как утверждает Владимир Курпатов, работает в одну пятую своей мощности.

В городских стационарах должно быть 20, а не одно психотерапевтическое отделение. Амбулаторных психотерапевтических кабинетов – с врачом, клиническим психологом, медсестрой – должно быть 231. А в Петербурге – всего 46, но полностью укомплектованы штатом – 9. Так что получить государственную психотерапевтическую помощь очень непросто.

Восемь миллионов россиян страдают депрессией

Во всей России дефицит психотерапевтов приблизился к 60%, говорит «Белсату» Татьяна Караваева, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации, руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии НИИ им. Бехтерева в Петербурге. Караваева размышляет о том, что в самой нашей культуре экзистенциальные вопросы смерти до сих пор табуированы, при этом отношение к смерти какое-то легкое, а так называемое самоповреждающее поведение – нанесение себе шрамов, к примеру, даже модно у определенной части молодежи.

Дети – в группе риска

Пик суицидов в России, кстати, приходится на молодых людей – возраста от 10 до 29 лет. Татьяна Караваева говорит, что в России примерно каждый пятый ребенок и подросток находится в группе риска по суицидам.

Михаил Решетников, ректор Восточноевропейского института психоанализа (Петербург), говорит о том, какую роль теперь в суицидальных попытках детей и подростков играют соцсети. Все помнят взорвавшую в свое время общественное мнение историю с «группами смерти», существовавшими в соцсети Вконтакте, которые ныне закрыты по требованию правоохранителей. Решетников напоминает, что 380 подростков из этих групп покончили с собой, но юридически удалось доказать только два эпизода доведения до самоубийства через соцсети.

На Брестчине милиция обнаружила администратора «группы смерти» и 35 ее участников

В Петербурге дети и подростки имеют возможность позвонить на «Детский телефон доверия». Ежегодно на него поступает свыше 30 тысяч звонков. Около 300-400 – это звонки о суицидальных намерениях.

Светлана Агапитова, Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге, говорит, что подростки все чаще выбирают онлайн-чат как способ получить консультацию. Так работают «Помощь рядом», проект «Твоя территория.онлайн», интернет-сервис Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия». Но они не круглосуточные, поэтому не каждый ребенок может получить такую помощь своевременно.

Петербург первым из российских городов открыл психологические онлайн-консультации для детей и подростков уже больше пяти лет назад.

«Не нужна ни родителям, которые ущемляют меня и унижают, ни так называемым «друзьям», у которых много проблем и без меня. И буквально на этих выходных я хочу умереть, но боюсь…» – так написала одна из девочек консультанту.

Контакт с психологом «Твоей территории» дети устанавливают по-разному, многие просто пишут «мне плохо», у некоторых вообще нет опыта разговора со взрослым человеком, обычного, нормального разговора, а не выяснения отношений или доклада об оценках или учебе. Задача консультанта – установить контакт, дать возможность подростку проговорить свои чувства и эмоции, назвать их, определить, что с ним происходит. Очень важно – подростки часто нуждаются в обычном утешении.

Для суицида может быть больше одной причины

Пока так и не удается изменить расхожее представление в обществе, что суициды совершают только психически больные люди, констатирует Анна Васильева, главный научный сотрудник отделения пограничных психических расстройств и психотерапии НИИ им. Бехтерева Минздрава России. Однако это не так.

Не более половины тех, кто убивает себя, страдают тем или иным психическим расстройством. Люди уходят из жизни примерно в трети случаев из-за проблем в близких отношениях, травмах семейного характера, еще треть – из-за длительного стресса, из-за психотравмирующих событий. И еще примерно столько же людей – из-за проблем с физическим здоровьем, которые также влекут за собой посттравматическое психическое расстройство личности.

Анна Васильева приводит слова Альбера Камю, который, как известно, тоже совершил самоубийство, о том, что у суицида может быть больше, чем одна причина.

Гражданин РФ покончил жизнь самоубийством из-за угрозы депортации из Беларуси

И, к сожалению, специалисты мало уделяют внимания психотравмирующим воздействиям, которые повлияли собственно на формирование личности человека, практически не ставят диагноз «посттравматическое психическое расстройство личности».

«Полученные психологические травмы в процессе формирования личности в раннем детском возрасте влияют и на способность к эмоциональной регуляции, и на способность строить близкие межличностные отношения, и пользоваться помощью и поддержкой социума, и на манифестацию импульсивного поведения, решение о попытке суицида у такого человека может быть принято мгновенно», – говорит Анна Васильева.

Жить так я не хочу, и это моё право

Главный психиатр Петербурга Александр Софронов поднимает еще одну проблему – из жизни уходят добровольно пожилые люди и люди с тяжелой инвалидностью. По сути, это аутоэвтаназия.

«Мы таким пациентам, когда после неудавшейся попытки суицида они попадают в стационар, говорим, что жизнь – бесценна, что она – дар сам по себе, а они смотрят грустными глазами, полными слез, и говорят – нет, жить так, как я живу, я не хочу, и это моё право», – рассказывает врач.

Пожилая чета с Камчатки пыталась покончить с собой – на жизнь им пенсии не хватало

В Петербурге тех, кто совершает суицидальные попытки через отравление, везут «откачивать» в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе. Там есть целое отделение, через которое в год проходит около 800 человек. В нем только два штатных психиатра, которые, в принципе, нужны далеко не всем. И один, всего один психотерапевт. Платный.

Читать еще:  Что пить на ночь?

Рецепт незамутненного счастья

Наш колумнист Саша Филипенко уверяет, что нужно получать удовольствие от каждого мгновенья, не стыдиться собственного счастья и ни в коем случае ничего не бояться.

Вчера вечером в баре около трех часов ночи я, как это часто со мной бывает, разговорился со своим вымышленным другом. Здесь стоит объяснить, что мой воображаемый приятель — психоаналитик. Как и многие другие психоаналитики, он на дух не переносит психологов. Психологи, говорит он, относятся к вам как к животным, а это скверно. Мой друг восхищается Жаком Лаканом и готов убить всех тех, кто взял на вооружение доктрину Анны Фрейд, дочери того самого Фрейда, так и не разобравшись в ней до конца. Но не суть.

Так вот, мы болтали, обсуждали прошедшие гандбольные баталии, жонглировали остротами, провозглашали потрясающие манифесты, одним словом, вели обычную полночную московскую беседу. В какой-то момент я заговорил о жизни и смерти. Я жаловался на то, что слишком счастлив. Я сетовал, что в моей жизни все прекрасно. Все настолько хорошо, что от этого даже страшно. Каждый день, говорил я, открыв глаза, я жду: что со мной случится? Произойдет что-нибудь плохое, мерзкое, гадкое. Я жду этого потому, что не может быть все так хорошо, как есть. Даже Крым, подытоживал я, кажется, произошел только из-за меня.

Мой мнимый друг, как и подобает психоаналитику, внимательно слушал меня, ведь психоанализ есть не что иное, как этика и голос анализируемого, но потом вдруг перебил меня и рассказал одну весьма поучительную историю.

«Это случилось сегодня утром, — нача­л свой рассказ мой вымышленный товарищ. — Я смотрел в окно. Поперек улицы лежал мужчина. Он был мертв. По асфальту текла кровь. Все это было так красиво, что невозможно было оторвать глаз. Мужчина погиб в лучшее время года, в самом сердце самого странного города Земли. Повсюду были разбросаны обломки рояля. Вокруг трупа собирались зеваки. Кто-то подбирал клавиши на память, кто-то радостно звонил друзьям. Женщины прикрывали рты. Галантные мужчины подавали им платки. О подобной смерти можно было только мечтать. Я знал этого человека, — объясни­л мой воображаемый друг и продолжил: — Последние пять лет он приходил ко мне. Раз в неделю. Человек ложился на кушетку и в течение часа, подобно вам, рассказывал, как любит жизнь. Кстати, необходимо сообщить секретарю, что у меня освободился полдень среды. Так вот. Он говорил все, что и вы. Погодите-ка! — мой вымышленный друг вытащил из вымышленного пиджака вымышленный диктофон. — Раз уж теперь он мертв, я могу вам кое-что включить», — и он действительно нажал на кнопку воображаемого диктофона. В баре зазвучал чужой — впрочем, очень похожий на мой — голос:

— Никогда не понимал самоубийц! Как можно захотеть умереть? Всегда ведь есть выход! Всегда можно начать все заново! Каждую минуту, каждую секунду я получаю физическое удовольствие от жизни, понимаете, док?

— Не называйте меня «док», я вам не док.

— Да, док! Так вот: я обожаю жизнь! Я хочу жить сто, двести, триста лет! Я хочу увидеть, что будет на этом месте через несколько веков. Я все еще умею удивляться! Я не потерял способности по-хорошему возмущаться! Я все еще обожаю смущать и смущаться. Я хочу приходить на вашу могилу, док! Я хочу путешествовать! Я все еще хочу путешествовать, док! Я хочу волноваться во время взлета и посадки, я все еще хочу говорить с Господом во время турбулентности, а не Пасхи. Я хочу видеть новые города! Я хочу ехать из аэропорта в центр и гадать, нагреет меня таксист или нет. Я все еще хочу ездить скоростными поездами, я хочу, чтобы дождь чертил косые линии по стеклу. Господи, док, да я даже в Бельгию бы еще раз съездил! Я хочу и дальше пить белое ледяное вино, хочу влюбляться в незнакомых женщин. Я хочу голосовать. Я хочу лежать в ванне, в остывающей воде. Я хочу засыпать перед телевизором и чувствовать боль в спине. Черт, я всего-навсего хочу пересматривать титры любимых фильмов. Я хочу провести это лето точно так же, как провел прошлое. Я хочу поехать в Италию и хочу, чтобы, как и в прош­лом году, все совпало: море, марсала и темно-­синие, как пиджаки, ночи; вечеринки на пляже, спящие яхты и гимн Италии во все горло в четыре утра. Короткий кофе на ­завтрак и обед. Морская соль вместо специй на ужин. Красивые девочки, поездки в Рим. Я хочу, как и в прошлом году, ни в июне, ни в июле, ни даже в августе не представлять, что однажды наступит осень. Как и прош­лым летом, док, я хочу раскачивать гондолу и сбрасывать друзей в каналы Венеции, как и в прошлом году, я хочу кататься голым в мусорном баке по центру Флоренции. Я хочу жить, док! Я столько всего еще не успел! Я хочу ходить на выставки и фортепьянные концерты, понимаете? Я хочу слушать музыку, я хочу водить машину, мне нравится водить машину! Мне нравится ходить пешком и гулять со своим сыном! Я хочу говорить с ним! Я все время хочу говорить с ним, понимаете, док?

— Понимаю. Что тут не понимать? Мещанин во плоти.

— Но мне очень страшно, док! Мне страшно, особенно перед сном. Когда жена уже спит, я часто думаю о смерти. Я очень, очень боюсь умереть, док. Я не могу в это поверить. Я не могу поверить, что однажды меня не станет. Не может всего этого существовать без меня, не может, понимаете? К чему тогда ваш кабинет, эти книги, вид за окном? К чему океаны, к чему Аргентина? Не могу я умереть, как остальные. Не может всего этого произойти. Если однажды я умру, то к чему все эти нагромождения? Зачем? Зачем мне жить и получать удовольствие, если однажды всего этого не станет? К чему фестивали и кинонаграды? К чему виноград? Кто будет его есть, если не станет меня? Я не хочу умирать, док! Не хочу! Во всяком случае, я не хочу умереть внезапно, я не хочу умереть случайно, по неосторожности, по чьей-то воле, по глупости и недора­зумению. Я совершенно точно не хочу умереть сейчас, сегодня, завтра, в этом году. Я хочу умереть сам, когда пожелаю! Я хочу знать день своей смерти. Я сам хочу его назначить. Скажем, минимум через триста-­четыреста лет! Я хочу устать от жизни! Я хочу сесть в кресло и сказать, что я устал. Я хочу понять, почувствовать, что устал. Я хочу кататься на горных лыжах, хочу читать газеты и смотреть, как проигрывае­т моя любимая команда. Я хочу осознать, что устал от жизни, но я не устал, не устал, слышите меня, док?!

Читать еще:  Чем унять страх перед экзаменом

«Ну вот, собственно, такие вещи он и говорил», — почти безразлично сказал мой вымышленный друг, выключая вымышленный диктофон и убирая его в вымышленный карман вымышленного пиджака.

«Черт, но это же прямо мои мысли!»

«Да-да, все верно. Прямо ваши мысли. Так вот, этот человек, который в тридцать лет начал испытывать страх смерти, человек, который с этим страхом жил всю жизнь и которому этот самый страх его жизнь, собственно, и отравил, сегодня утром вышел из моей клиники и погиб. Понимаете? Он мог бы все эти годы получать удовольствие от жизни, но он боялся собственного удовольствия. Вместо того чтобы радоваться, он боялся, что радость его внезапно закончится. И вот сегодня утром, когда он выходил из моей клиники. на него упал рояль. »

«Мать моя! Черт! Черт! Черт! Но это же как раз то, о чем я и говорю вам, дружище! Это же ужасно! Ты счастлив, ты радуешься жизни — и вдруг на тебя падает рояль. В чем же здесь мораль?»

«Мораль в том, мой друг, что человеку, о котором я вам рассказал, было девяносто шесть лет», — сказал мой вымышленный друг-психоаналитик и исчез.

Собственно вот. Вчера он рассказал эту историю мне, а сегодня, испытывая на себе всю тяжесть могущественного похмелья, я пересказываю ее вам.

Фото: Иллюстрации: Александр Григорьев

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Как мне жить, если я безумно боюсь смерти?

У меня такая проблема: я очень боюсь умирать, и поэтому хочу быстрее умереть без боли и без мучений, или хотя бы умереть на время, чтобы потом не бояться умирать. Я очень хочу почувствовать, как душа находится без тела. Меня постоянно терзают два вопроса: как мне жить дальше, чтобы не бояться своей смерти, и кем я буду в следующей жизни? Я не знаю, что мне делать. Я просто запутался, всё время думаю о смерти. У меня такое чувство, что я не успокоюсь, пока не умру. Пожалуйста, посоветуйте мне, что делать. Как мне жить дальше с такими мыслями.

Мне кажется, что жизнь человека можно сравнить с путешествием, многие авторы за историю человечества также обыгрывали эту тему. Для простоты возьмем, например, железную дорогу. Мы рождаемся — «садимся в поезд», долго выезжаем с вокзала, гремя колесами по стрелкам, — выбор жизненного пути, проезжаем через многие города и общаемся со множеством попутчиков, приятных и не очень. Иногда в вагон заходят контролеры и проверяют, все ли у нас в порядке. Но вот подходит проводник и сообщает нам, что приближается наша станция — то место, куда мы ехали изначально. Если мы сели в поезд, то сходить с него всяко придется. Я думаю, что, переживая о своем пути, стоит опасаться больше «пищевого отравления», «карманников» или «громко храпящего соседа», бояться же окончания путешествия не имеет смысла — оно обязательно будет.

«Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями, как цветок он выходит и опадает» (Иов.14:1-2).

Вероятно, было бы правильнее сконцентрироваться на достойном прохождении нашей единственной жизни, ведь христианство не имеет учения о перерождении или переселении душ, Как сказано у апостола Павла:

«Человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9:26-27)

Христианин, сознательно принимая Святое Крещение, спогребается со Христом, чтобы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить во обновленной жизни — жизни без греха. Христос своей смертью победил грех и смерть, и мы должны почитать себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Исусе.

То, что Вы размышляете о смерти, — правильно и по-взрослому: «Сердце мудрых — в доме плача, а сердце глупых — в доме веселья» (Ек. 7:4). «Лучше… день смерти — дня рождения. Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу» (Ек. 7:1-2). Но мой Вам совет: смените свое положение на сцене жизни, перестаньте бояться неизбежного и начните жить сейчас, без страхов, радуясь солнцу и окружающему миру, принимая его таким, как он есть, а по возможности делая светлее и лучше своими добрыми делами. Знайте, что:

«Если мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним» (Рим. 6:2-6)

Наша здешняя жизнь лишь преддверие «уготованного нам Царства от создания мира»! (прошу прочитать Мф. 25:31-46).

Под страхом смерти

Под страхом смерти

Мы продолжаем нашу рубрику «Поговорим по душам». Ждем от читателей «КН» самых искренних писем и звонков. Обещаем, что ко всем вашим проблемам и непростым вопросам, с решением которых вы сами не справляетесь, мы отнесемся очень бережно. Наш сегодняшний разговор касается вопроса, о котором всуе говорить не принято. Тема эта редко обсуждается. Но думает о ней практически каждый из нас.

Здравствуйте, дорогая редакция. Я прошу помочь, если это конечно вообще возможно. Я боюсь смерти. Много лет назад, уже больше десяти точно, я вдруг осознала, что все люди смертны. И я тоже. И так сильно осознала, что шок до сих пор не проходит. Затихает, потом появляется снова.

Сейчас мне 35 лет, все эти годы мой ужас стоит и дышит в спину. В минуты, когда я думаю об этом, меня охватывает паника, хочется плакать и внутри всё кричит: «Нет! Не хочу!» Раньше эти мысли меня донимали вечерами: на тебе перед сном, прям как по режиму, сто грамм страха. Но после рождения младшей дочери (ей 2,7 г) я думаю об этом круглосуточно, и ужас может напасть в любом месте: дома, на улице, в магазине. Я уже боюсь бояться. И за эти 10 лет я пережила свою смерть наверно тысячу раз.

Я бы пошла на консультацию к психологу, но просто не вижу смысла. Если бы я боялась собак – это одно. А тут? Ну что он сможет – сделает мою жизнь вечной?

При этом, внешне я стараюсь быть весёлым и общительным человеком. И, наверное, никто из окружающих даже не думает о том, что моя душа порвана на клочья от идиотских страхов. С близкими — мужем, подругами, я пробовала об этом говорить, но поняла, что их эта тема совсем не волнует, и мои страхи им просто смешны.

Скажите, что мне делать? Жизнь идёт. И эти страхи жрут мою жизнь и подчиняют её себе. А ведь у меня растет двое детей.

Наташа С. Армавир

Читать еще:  Дипрессия после развода. Развод был 15 лет назад

Давайте с помощью наших экспертов попробуем разобраться в этом сложном вопросе, терзающем нашу читательницу. И, как уверяют психологи, очень многих людей на планете.

Ирина Бабкина, психолог краевого центра медицинской профилактики

Страх смерти для человека, является базовым страхом. Здоровый страх смерти – как инстинкт самосохранения, это показатель сформированной личности, и он вполне естественен, обоснован и закономерен. Это чувство помогает нам с младенчества и до конца сохранять свое здоровье – не переходить на красный свет, не заплывать за буйки. Ведь, если не боишься смерти, и сама жизнь становиться не такой ценной. В вашей ситуации, Наташа, когда этот страх принял форму неконтролируемого состояния, когда от него невозможно избавиться и преодолеть, речь идет о невротическом расстройстве — фобии (Thanatophobia — танатофобия – страх смерти). Танатофобия проявляется рядом симптомов: осознание неминуемости кончины выливается в чувство отчаяния; постоянный страх и беспрерывные тревожные мысли при отсутствии реальной угрозы для жизни; зацикленность на конкретном и вымышленном сценарии умирания… С такой симптоматикой вам, Наташа, все-таки нужно обратиться к психотерапевту или психологу, объяснить ему, почему вы об этом думаете, и как долго вы чувствуете это. Поверьте, специалист обязательно поможет.

Беспокойство о конечности жизни и неизбежности смерти может забрать слишком много сил, и не даст вам проявить себя как личность в настоящем. Смерть — это часть жизни. Как только вы это примете, страх смерти перестанет доминировать над ней. Вместо того, чтобы тратить драгоценное время и энергию на удручающие и пугающие мысли о будущей кончине, важно развить здоровое уважение к смерти. Сделав это, мы не только сможем в конце своей жизни достойно принять ее завершение, но и возьмем в свои руки контроль над тем, как мы живем сейчас.

Оптимизм – это опора! Чаще, Наташа, бывайте на природе, больше занимайтесь с детьми, они дают столько искренней любви и радости, читайте, общайтесь с друзьями, научитесь чему-то необычному. Не бойтесь открыть в себе новые таланты и старайтесь реализовать все свои возможности. Просто делайте все то, что нравится и приносит удовольствие и пользу вам и окружающим, и это заставит вас забыть о смерти.

Как говорил большой мудрец Марк Твен, «страх смерти вытекает из страха перед жизнью. Человек, который живет полноценной жизнью, в любой момент будет готов умереть достойно». Какими бы разнообразными не были советы, главное – это желание и мотивы самого человека в стремлении уменьшить значение страха смерти.

И чтобы окончательно избавиться от страха, попробуйте представить себе, что после смерти вы попадете туда, где вы будете счастливы. Практически все религии мира утверждают, что так оно и есть. Может, они правы? Нет ведь доказательств ни «за», ни «против»!

Протоиерей Алексей Касатиков:

— Это открытие, которая сделала ваша читательница – самое драгоценное, которое с точки зрения христианства она могла сделать. Удивительно, но в самый, казалось бы, несомненный факт, факт смерти, люди стараются не верить. И живут так, как будто умирать не собираются, а веселятся так – будто завтра их настигнет смерть. Но Бог создал Христа для того, чтобы доказать, что человек рожден для бессмертия. Есть даже такие слова в Ветхом Завете: «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих». А Христос Бог стал человеком, чтобы вернуть нам бессмертие сознательно пойдя на гибель на кресте и воскресение. Смертию смерть поправ. И его воскресение – это и есть оружие от страха перед смертью.

Возникает вопрос: как сделать так, чтобы этот страх нас не парализовал, не мешал жить полноценной жизнью? Какая сила противоположна смерти? Что может ее победить? Только любовь. Любовь — единственная сила, которая сильнее смерти. Для верующего человека смерть — это начало новой, иной жизни. Но верующий человек тоже обычно боится смерти. Почему? Потому что все равно это тайна. Человек стоит перед неизвестностью. А вера всегда предполагает наличие какого-то элемента сомнения. И уже замечено, что в той мере, в какой человек примиряется со своими обидчиками, прощает тех, кто сделал ему какое-то зло, и, в свою очередь, старается исправить вину, искупить ее перед теми, перед кем он виноват (в этом и проявляется любовь), в той мере страх смерти уходит.

Я советую Наталье, если она не крещеная, покреститься и причаститься. И обязательно ходить в храм. Нужно ей знать, что уныние в православии относиться к очень тяжким грехам. Радуйтесь жизни.

От автора:

Людей, равнодушных к смерти, почти не существует. Поиск ответа на вечный вопрос о смысле жизни неизменно приводит к мыслям о ее неизбежном финале. Современного человека они мучают все чаще. Раньше, при низком уровне медицины частая смертность воспринималась скорее как норма. Сегодня, когда нормой большинства из нас стали комфорт и благополучие: живем в теплых домах, постоянно есть еда, бытовая техника помогает нам экономить силы и время – мы уже не хотим, чтобы наша жизнь окрашивалась драматическими тонами.

Но многие писатели и философы считают, что смерти боится тот, кто неэффективно, без интереса проживает собственную жизнь. И если вы Наташа, потеряли ее смысл, нужно его заново найти. И, по-моему, очевидно, что этим смыслом должны стать ваши дети. Как они смогут вырасти счастливыми и здоровыми, если будут все время видеть угнетенную и несчастную маму? Если у вас не получается это сделать в одиночку, вывод напрашивается сам собой – идите к специалисту. Известны факты, когда тяжелобольные люди, которым врачи отпускали несколько месяцев жизни, выздоравливали, воспитывали детей и даже внуков, потому что вопреки смерти находили в себе силы жить. И те, кто стоял у последней черты, потом начинал ценить каждый новый день, как самый главный Божий дар.

Да, к смерти нужно научиться относиться с уважением. А еще можно — с юмором. Предлагаю анекдот в тему: «В одном доме жили два однофамильца. Один из них умер, а второй уехал в Африку. После прибытия на место, второй послал своей жене телеграмму, но почтальон ошибся и вручил её вдове. Вдова, прочитала её, упала в обморок. Телеграмма гласила: «Добрался благополучно тчк пекло страшное.»

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector