Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Авторизация на сайте

Митрошин Александр Николаевич

Митрошин Александр Николаевич – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургии, директор Медицинского института ПГУ, Заслуженный врач РФ, действительный член Академии информатизации образования.

Окончил Куйбышевский государственный медицинский институт в 1979 году.

1984-1986 гг. — клиническая ординатура на кафедре травматологии Пензенского института усовершенствования врачей.

1992 г. — защита кандидатской диссертации "Перспективы клинического применения нового тотального протеза тазобедренного сустава".

1999 г. — защита докторской диссертации "Экспериментально-клиническое обоснование тотального замещения тазобедренного сустава самозакрепляющимся протезом".

Сфера научных интересов — хирургия крупных суставов и позвоночника.

Основные научные направления — получение материалов медицинской техники с применением технологии микродугового оксидирования), разработка современных медицинских технологий лечения больных с хирургической патологией.

Основные научные труды

Митрошин А.Н., Малиновский И.Л. Двусторонний несвежий осложненный вывих плечевых костей // Ортопедия, травматология и протезирование. – 1984. – № 9. – С. 44-45

Митрошин А.Н., Карасев В.И. Реабилитация больных пожилого и старческого возраста с переломами шейки бедренной кости // В сборник научных трудов: «Вопросы интенсивной терапии». – Л., 1885. – С. 83-85.

Митрошин А.Н., Цодыкс В.М. Крепление протезов суставов с помощью имплантатов с памятью формы // Имплантаты с памятью формы. – Томск, 1992. – С. 23-25.

Mitroshin A.N. Samomocujaca sie proteza stawu biodrowego. Perspektywy zastowania klinicznego // Chirurgia narzadow Ruchu i Ortopedia Polska. – 1994. – Tom LIX. – S. 181-185.

Митрошин А.Н., Кислов А.И., Капустянский Е.Н., Цодыкс В.М. Медико-технические аспекты протезирования вертлужной впадины самозакрепляющимся протезом // Анналы травматологии и ортопедии. – Самара, 1995. – С. 20-24.

Митрошин А.Н., Кулаков В.Г., Кислов А.И. Экспериментально-клиническое обоснование применения новых технологий в хирургическом лечении сколиоза // Актуальные вопросы реабилитации больных детей: Юбилейный сборник статей. – Пенза, 1995. – С. 118-120.

Митрошин А.Н., Кислов А.И. Экспериментально-клиническое обоснование замещения тазобедренного сустава самозакрепляющимся протезом // II пленум Ассоциации травматологов-ортопедов России. – Ростов-на-Дону, 1996. – С. 297-299.

Митрошин А.Н., Кислов А.И., Еремин И.Ю. Дистракционная коррекция остаточной деформации // К 150-летнему юбилею Н.Ф. Филатова: Сборник статей. Часть II. – Пенза, 1997. – С. 69-70.

Митрошин А.Н., Дмитриев А.П., Матусевич А.Л. Выявление антропонозного хламидиоза на территории Поволжья // Юбилейный сборник каф. эпидемиологии РМАПО. – М., 2001. – С. 51-56.

Митрошин А.Н., Матусевич А.Л., Хотько Н.И., Дмитриев А.П., Нафеев А.А. Некоторые аспекты изучения геморрагической лихорадки с почечным синдромом // Юбилейный сборник каф. эпидемиологии РМАПО. – М., 2001.- С. 62-67

Митрошин А.Н., Матусевич А.Л., Хотько Н.И., Дмитриев А.П., Нафеев А.А. Эпидемическая ситуация и тенденции заболеваемости ВБИ в лечебных учреждениях Пензенской области // Юбилейный сборник каф. эпидемиологии РМАПО. – М., 2001. – С. 68-73.

Митрошин А.Н., Девин И.В. Анализ хирургической тактики при лечении переломов проксимального конца бедренной кости по материалам травматологического отделения областной больницы // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2003 .- № 2.- С. 33-43.

Митрошин А.Н., Кислов А.И., Кулаков В.Г., Кибиткин А.С. Аналитические исследования прочностных характеристик дистрактора позвоночника // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2003.- № 4. – С. 16-26.

Митрошин А.Н., Соломаха А.А. Актуальные проблемы профилактики и лечения постгеморрагической анемии // Вестник службы крови России. – 2006. – № 4.- С. 24-26.

Митрошин А.Н., Соломаха А.А. Актуальные проблемы диагностики кровопотери в хирургии // Вестник службы крови России. – 2006. – № 3.- С. 22-25.

Митрошин А.Н., Мозеров С.А., Чекушкин А.А., Мялин А.Н. Анализ морфометрических показателей коркового вещества надпочечников при ожоговом шоке // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2008. – № 4. –С. 11-16.

Митрошин А.Н., Кислов А.И., Кибиткин А.С., Краснова М.М. Комплексное хирургическое лечение тяжелых форм сколиоза // Травматология и ортопедия России. – 2008. – № 3. – С. 87-88.

Митрошин А.Н., Пиксин И.Н., Баулин А.В., Нестеров А.В., Зюлькин Г.А., Мозеров С.А. Варианты апоневротической и комбинированной пластики послеоперационных и рецидивных срединных вентральных грыж // Медицинский Альманах. Спецвыпуск. – 2008. – С. 198-201.

Митрошин А.Н., Баулин А.В., Нестеров А.В., Зюлькин Г.А., Мозеров С.А., Никишин Д.В. Результаты применения эндопротезов из полиэфира в эксперименте и клиническое их использование при герниовентропластике // Известия высших учебных заведений поволжский регион. Медицинские науки. – 2008. – № 1(5). – С. 74-86.

Митрошин А.Н., Мозеров С.А., Чекушкин А.А., Мялин А.Н. Оценка функциональных сдвигов тиреоидного статуса при ожоговом шоке // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2009. – № 2. – С. 21-31.

Митрошин А.Н., Мозеров С.А., Чекушкин А.А., Мялин А.Н. Сравнительная оценка морфометрических показателей и функционального статуса щитовидной железы при ожоговом шоке // Морфологические ведомости. – 2009. – № 1-2. – С. 63-68.

Митрошин А.Н., Сиваконь С.В., Абдуллаев А.К., Новиков А.А., Евдокимов А.С., Есина Н.Е., Бурцев П.Ю. Новый материал для пластики поврежденных связок и сухожилий // Протезы клапанов сердца «МедИнж» в хирургии пороков сердца: Сб. тр., ч. 2. – М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 2009. – С. 181-182.

Читать еще:  Дисплазия или аддукторный спазм?

Митрошин А.Н., Нестеров А.В., Баулин А.В., Середин С.А., Квасов А.Е., Соколов С.В. Влияние организационных решений на оказание хирургической помощи больным вентральными грыжами // Медицинский альманах. – 2009. – № 3(8). – С. 28-30.

Митрошин А.Н., Баулин А.А., Никольский В.И., Нестеров А.В., Зюлькин Г.А., Баулин В.А., Титова Е.В. Некоторые аспекты хирургии грыж брюшной стенки // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2009. – № 4. – С. 73-79.

Митрошин А.Н., Евдокимов С.В., Кибиткин А.С., Вертаев А.В. Использование пары трения из монолитного пиролитического углерода в тотальных протезах тазобедренного сустава // Материалы научн.-практ. конф. с международ. участием «Новые технологии в интенсивной терапии». – Саранск, 2010. – С. 337-339.

Митрошин А.Н., Соломаха А.А., Горбаченко В.И. Нейросетевая диагностика и прогнозирование риска осложнений в клинической медицине. – Пенза: Изд-во Пенз. ГТА, 2010. – 166 с.

Митрошин А.Н., Чекушкин А.А., Мозеров С.А., Мялин А.Н. Уровень гормонов коры надпочечников и щитовидной железы в ранние сроки ожогового шока // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2010. – № 2(14). – С. 16-21.

Митрошин А.Н., Сиваконь С.В., Абдуллаев А.К., Мозеров С.А., Митрошин И.А. Исследование биоинтеграции ксеноперикарда при пластике дефектов сухожильно-связочных структур // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2010. – № 3(15). – С. 35-43.

Митрошин А.Н., Иванов П.В., Розен А.Е., Казанцев И.А., Розен М.А., Розен В.В. Сравнительная оценка остеоинтеграции винтовых конических и цилиндрических титановых имплантатов, обработанных методом микродугового оксидирования // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 9. – С. 447-452.

Митрошин А.Н., Соломаха А.А., Горбаченко В.И. Нейросетевая медико-технологическая система поддержки принятия решений врача в управлении лечебным процессом у больных после торакотомии // Вестник службы крови России. – 2011. – № 3. – С. 34-35.

Митрошин А.Н., Нестеров А.В., Баулин А.В. Оценка диагностической значимости ультразвукового метода исследования брюшной полости в определении показаний к операции при остром панкреатите // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2011. – № 4(20). – С. 65-71.

Митрошин А.Н., Федутинов Д.А. Тактика лечения при переломах основания первой пястной кости // Медицинский альманах. – 2012. – № 1(20). – С. 134-137

Митрошин А.Н., Баулин А.В., Середин С.А. Избранные вопросы паховой герниопластики. – Saarbrücken: Lambert Academic Publishing GmbH & Co, 2012. – 141 с.

Митрошин А.Н., Сиваконь С.В., Абдуллаев А.К., Сретенский С.В. Новые способы пластики ахиллова сухожилия биопротезами из ксеноперикарда // В сб. материалов Всероссийской научн.-практ. конференции с международным участием, посвященной 45-летию кафедры травматологии, ортопедии и экстремальной хирургии СамГУ. – Самара, 2012. – С. 214-216.

Контакты: (8412) 56-08-62, medsekr@pnzgu.ru

График приема по личным вопросам:
I неделя — вторник 15:00-17:00
II неделя — понедельник 15:00-17:00

Двусторонний титановый дистрактор на позвоночнике

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургической вертебрологии, и может быть использовано для лечения тяжелых кифотических деформаций, развивающихся на фоне инфекционной (туберкулезные и неспецифические спондилиты), воспалительной небактериальной и опухолевой деструкции тел позвонков, а также при врожденных пороках развития позвоночника у пациентов детского возраста.

Коррекция угловых кифозов обычно осуществляется за счет вертебротомии или резекции позвоночного столба (англ. VCR — vertebral column resection) на вершине деформации в сочетании с задней инструментальной фиксацией. Технические особенности и эффективность подобных операций у взрослых и детей старшего возраста подробно анализируются в литературе [5]. Однако, их применение у активно растущих детей ограничивают достигающая 25-30% от объема циркулирующей крови (ОЦК) операционная кровопотеря, а также исключающая полноценный осевой рост значительная редукция длины позвоночника, особенно при многоуровневой резекции задней колонны на протяжении патологически измененных позвонков, диктующая необходимость длительной (до 3-4 лет и более) протяженной задней фиксации [7, 8].

Степень коррекции углового кифоза у детей может быть увеличена за счет задней инструментальной фиксации двумя контракторами в сочетании с проволочными тягами, последовательно сочленяющимися с металлическими стержнями [4]. С целью увеличения величины коррекции проводят удаление одной-двух дуг позвонков на вершине деформации, практически выполняя клиновидную резекцию позвоночника [6].

Основной недостаток способа состоит в том, что коррекция деформации и стабилизация осуществляется практически только за счет заднего маневра — инструментального укорочения задней колонны, величина которого тем больше, чем большее число позвонков разрушено.

Известен способ хирургического лечения дегенеративно-дистрофических заболеваний шейного отдела позвоночника у взрослых, при котором из переднего доступа в тела позвонков устанавливают дистрактор Каспара, позволяющий при умеренной дистракции выполнить одномоментную дискэктомию, декомпрессию спинного мозга и его корешков и передний спондилодез [2, 3]. Возможности применения переднего дистрактора для коррекции кифозов у детей в условиях деструктивных заболеваний и врожденных пороков развития позвоночника не известны.

Читать еще:  Выбила мячом фалангу указательного пальца

Прототипом заявляемого изобретения является способ переднего спондилодеза при кифозах у детей, при котором для телозамещения используется устанавливаемый в межтеловой диастаз при ручной реклинации кортикальный аллотрансплантат, а задняя фиксация проводится многоопорными конструкциями после резекции вершинных дуг позвонков [4]. Недостатками способа являются незначительное исправление деформации ввиду ограниченной эффективности ручной реклинации, потеря коррекции после операции из-за возможности резорбции, перелома или вывиха костного трансплантата в отдаленном периоде и недостаточной стабильности зоны передней реконструкции.

Задачей предлагаемого изобретения является разработка способа хирургического лечения угловых кифозов у детей, одномоментно обеспечивающего коррекцию кифотической деформации и стабильную фиксацию передней колонны позвоночника, исключающего в послеоперационном периоде возможность потери коррекции и риски развития осложнений, связанных с переломом или резорбцией трансплантата.

Задача реализуется в ходе операции, включающей четыре основных этапа: 1) резекция разрушенных (при инфекциях и опухолях)/гипоплазированных (при аномалиях) тел позвонков на вершине кифотической деформации; 2) инструментальная межтеловая дистракция; 3) установка титановой блок-решетки (titanium mesh-cage, ТМС), заполненной аутокостью; 4) задняя инструментальная фиксация металлоконструкцией.

Способ поясняется графическими изображениями, где:

Фиг. 1. Схематическое изображение заявляемого способа: а — исходное состояние: кифотическая деформация позвоночника на фоне его неполноценной (разрушенной или гипоплазированной) передней колонны. Прерывистой линией обозначена зона резекции; б — стрелками обозначены винты межтелового шейного дистрактора, введенные в тела позвонков; в — двусторонняя стрелка соответствует инструментальной дистракции; в диастаз введен титановый меш с аутокостью; г — задняя инструментальная фиксация, прерывистые стрелки соответствуют напряжению конструкции в режиме компрессии.

Фиг. 2. Клинический пример №1. А-МРТ позвоночника перед операцией, б-е: операционные фотографии на фоне межтеловой дистракции; д, е — рентгенограммы грудного отдела позвоночника при этапном контроле через 8 месяцев после операции (представлены данные не отличаются от полученных непосредственно во время операции).

Фиг. 3. Клинический пример №2. А-МРТ позвоночника перед операцией, б-г: операционные фотографии на фоне межтеловой дистракции; д, е -операционные флюорограммы, иллюстрирующие начальный и конечный моменты дистракции, ж, з — рентгенограммы позвоночника после операции.

Способ реализуется следующим образом:

после удаления из бокового доступа разрушенных/гипоплазированных тел грудных или поясничных позвонков и измененных паравертебральных тканей (первый этап операции) в боковые поверхности краниального и каудального блокируемых тел позвонков устанавливают опорные винты шейного дистрактора (длина винтовой части 8-12 мм предварительно рассчитывается с учетом поперечного размера тела позвонка). Коррекция деформации выполняется путем разведения бранш дистрактора (второй этап). В образовавшийся межтеловой диастаз устанавливается титановая блок-решетка, заполненная аутотрансплантатом — фрагментом ребра или гребня подвздошной кости (третий этап). При уменьшении напряжения межтелового дистрактора из-за ретракции мягких тканей происходит зажатие меша между блокируемыми позвонками без уменьшения дистракционного диастаза за счет жесткости ТМС, что обеспечивает стабильность передней фиксации и позволяет удалить дистрактор. На заключительном этапе из заднего доступа проводят окончательную коррекцию/фиксацию путем задней инструментальной фиксации.

Эффективность заявляемого способа подтверждают результаты коррекций угловых кифозов у 20 детей в возрасте от 7 месяцев до 17 лет включительно, оперированных в период с 2011 по 2017 гг. в Клинике детской хирургии и ортопедии СПБ НИИФ МЗ РФ. Эффективность способа иллюстрируют следующие клинические примеры:

Клинический пример №1. Пациент К., 1 год 6 месяцев, госпитализирован с диагнозом «Последствия сепсиса новорожденного, многоуровневый спондилит с поражением С5-7, Тh4-7, Тh2-L1 позвонков». Угловой грудной кифоз (Th2-12) составлял 80° (Фиг. 2а). Выполнена операция (Передняя реконструкция Th3-8): вертебротомия Th4-7; передняя декомпрессия позвоночного канала; этапная коррекция деформации осуществлена дистрактором Caspar через винты, установленные в центральные отделы боковых поверхностей блокируемых позвонков (фиг. 2б-г увеличение межтелового диастаза в процессе дистракции); передний спондилодез Th3-8 титановым мешем с ауторебром с восстановлением физиологического профиля грудного отдела позвоночника до 44° (фиг. 2, д, е) (общая коррекция = 36°).

Клинический пример №2. Пациент З., 11 лет, диагноз «Патологический перелом Th7 позвонка». Угловой грудной кифоз Th6-8 38° (фиг. 3а). Выполнена операция (передняя реконструкция Th6-8): вертебротомия Th7; передняя декомпрессия позвоночного канала; коррекция деформации осуществлена дистрактором Каспара (фиг. 3, б-г) с увеличением межтелового диастаза с 2 до 3,5 см (фиг. 3, д, е); передний спондилодез Th6-8 титановым мешем с ауторебром. Задняя инструментальная фиксация системой на 4 опорных крючках. При контрольной рентгенографии позвоночника (2 проекции), остаточный физиологический кифоз составляет 9°, коррекция кифотической деформации = 29° (фиг. 3 ж, з).

1. Abdeen K. Efficacy of Titanium Mesh Cages for Anterior Column Reconstruction after Thoracolumbar Corpectomy // Asian Spine J. 2016; V. 10; I. 1; p. 85-92

2. Cloward RB. The anterior surgical approach to the cervical spine: the Cloward Procedure: past, present, and future. The presidential guest lecture, Cervical Spine Research Society // Spine (Phila Pa 1976). 1988; V. 13; I. 7. p. 823-827

3. Fransen P. A simplified technique for anterior cervical discectomy and fusion using a screw-plate implanted over the Caspar distractor pins // Acta Orthop Belg. 2010; V. 76; I. 4; p. 546-548

Читать еще:  Можно ли снять спицы с пяточной кости самосиоятельно29

4. Мушкин А.Ю., Першин А.А., Евсеев В.А. Способ переднего спондилодеза при кифозах у детей. Патент на изобретение №2234876.

5. Papadopoulos ЕС, Boachie-Adjei О, Hess WF, Sanchez Perez-Grueso FJ, F, Gupta M, Lonner B, Paonessa K, Faloon M, Cunningham ME, Kim HJ, Mendelow M, Sacramento C, Yazici M. Early outcomes and complications of posterior vertebral column resection // Spine J. 2015; V. 15; I. 5; p. 983-991

6. Schwab F, Blondel B, Chay E, Demakakos J, Lenke L, Tropiano P, Ames C, Smith JS, Shaffrey CI, Glassman S, Farcy JP, Lafage V. The comprehensive anatomical spinal osteotomy classification // Neurosurgery. 2014; V. 74. I. l; p. 112-120

7. Zhou T, Li C, Liu B, Tang X, Su Y, Xu Y. Analysis of 17 cases of posterior vertebral column resection in treating thoracolumbar spinal tuberculous angular kyphosis // J Orthop Surg Res. 2015; V. 10; p.64

8. Zhang T, Tao H, Huang J, Li T, Shen C, Chen B, Chen X, Yang W, Liu M, Luo Z. Neurological complications of posterior vertebral column resection for severe rigid congenital spinal deformities // Zhonghua Wai Ke Za Zhi. 2015; V. 53; I. 6; p. 424-429

Способ хирургического лечения угловых кифозов у детей путем резекции тел позвонков с проведением переднего спондилодеза и задней инструментальной фиксации, отличающийся тем, что перед выполнением переднего спондилодеза в тела блокируемых позвонков временно устанавливают винты дистрактора длиной 8-12 мм, проводят постепенную дистракцию до коррекции кифоза, в межтеловой диастаз устанавливают титановую блок-решетку с аутокостью, которая заклинивается при снятии напряжения и удалении дистрактора, при этом заднюю инструментальную фиксацию проводят без дополнительной протяженной резекции задней колонны позвоночника.
Способ хирургического лечения угловых кифозов у детей
Способ хирургического лечения угловых кифозов у детей
Способ хирургического лечения угловых кифозов у детей

Двусторонний титановый дистрактор на позвоночнике

Главная страница » Энциклопедия здоровья » Хирургическое расширение челюсти

Хирургическое расширение челюсти

pic3ch-e1487841856426-1200x700.jpg

На примере ортогнатических операций можно увидеть, что часто за правильный прикус пациента, его хорошее самочувствие и гармоничные черты лица борются двое — ортодонт и челюстно-лицевой хирург.

И для проведения успешной ортогнатической операции необходимо, чтобы ряды зубов пациента были ровными — этим и занимается ортодонт во время почти полугодовой предоперационной подготовки. Но что делать, если консервативными методами ряды зубов не выровнять, например из-за такой патологической аномалии, как микрогнатия?

Микрогнатия — это врожденное или приобретенное недоразвитие челюстной кости. Выделяются верхняя и/или нижняя микрогнатия, а также односторонняя и двусторонняя.

Слишком узкая челюсть не позволит сформировать здоровый зубной ряд. И если пациентам в детском и подростковом возрасте еще можно помочь, не прибегая к хирургическому вмешательству — используя специальные расширители, то для взрослых, у которых рост костей лицевого черепа уже завершился, операция, возможно, единственный шанс суметь исправить прикус. Метод основан на растяжении образовавшегося между остеотомированными фрагментами челюсти кровяного сгустка, который постепенно подвергается минерализации и оссификации — превращается в костную ткань.

В зависимости от типа аномалии пациенту может быть показано хирургическое расширение верхнего зубного ряда, гораздо реже — нижнего, при этом часто требуется комбинированная операция на обеих челюстях. Операция по расширению верхней челюсти довольно проста: пациенту дают эндотрахеальный наркоз, после чего хирург получает доступ через ротовую полость, делая небольшой разрез под верхней губой, и, оголив тело челюсти, проводит остеотомию — распил по линии Lefort I и по срединному нёбному шву. По итогу получаются два подвижных фрагмента, которые и будет отодвигать друг от друга внутриротовой дистрактор. Он устанавливается на последнем этапе. При проведении операции на нижней челюсти дистрактор фиксируется в области зубного ряда. Коррекция случайно смещенного дистрактора или его замена не требует общего наркоза и проводится под местной анестезией.

Дистрактор, дистракционный аппарат — это механическое устройство из медицинского титана, предназначенное для постепенного, измеримого и контролируемого растягивания лицевых костей черепа.

Первые 5–7 дней после операции проходит реабилитационный период — в это время формируется кровяной сгусток и первичная костная мозоль по средней линии области остеотомии. Затем дистрактор активируется врачом — как правило, он расширяется на 1 миллиметр в день, причем пациент может сам проводить эту безболезненную процедуру. Такая скорость необходима для того, чтобы на месте распила формировалась именно костная ткань, а не соединительная. В это время необходимо тщательно соблюдать режим раскручивания аппарата, а также личную гигиену — титан следует очищать мягкой зубной щеткой.

Признаком правильно проведенной операции становится появление диастемы — щели между передними зубами. После окончания активации аппарат остается в ротовой полости еще как минимум на три месяца — время, необходимое для полного формирования расширенной челюсти пациента. Как только дистракционный аппарат удален, можно приступать к выравниванию зубов при помощи брекет-систем или ортодонтических кап. И впоследствии, если требуется, — к проведению ортогнатической операции.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector