Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Игла в одни ворота: медсестру будут судить за заражение 5 пациентов ВИЧ-инфекцией

Игла в одни ворота: медсестру будут судить за заражение 5 пациентов ВИЧ-инфекцией

В больнице Ставропольского края пятерых пациентов заразили ВИЧ-инфекцией во время лечения. Следственный комитет завершил предварительное следствие по делу и передал материалы в краевую прокуратуру. По данным следствия, пострадавшие заразились инфекцией через кровь по время оказания медпомощи. Виновницей массового заражения считают старшую медсестру инфекционного отделения. Кто будет нести ответственность за передачу ВИЧ и насколько распространены подобные случаи — в материале «Известий».

Вскрылось после жалобы

Проверка обстоятельств случившегося началась после жалобы одного из пациентов краевого центра специализированных видов медицинской помощи № 1. После лечения в медучреждении он обнаружил, что стал носителем ВИЧ-инфекции. Комиссия, созданная для расследования, обнаружила, что этот случай не единичный. Всего за два месяца в 2018 году заразились еще четыре человека, в том числе трое детей 2016 и 2017 годов рождения. Самому младшему пациенту на момент заражения было 1,5 года.

Проверка Минздрава выявила грубые нарушения в ходе оказания медпомощи и несоблюдение санитарных правил. Медперсонал повторно использовал одноразовые венозные катетеры. Иглу использовали для проведения манипуляций при лечении ВИЧ-инфицированного пациента. Старшая медсестра не заполняла журнал о проводимых с медсестрами беседах по профилактике инфекционных заболеваний. Медсестру, которую подозревают в преступной халатности, уволили, а ее коллеги получили административные и дисциплинарные взыскания.

сдача крови спид

Всем пострадавшим назначена пожизненная бесплатная терапия. Как минимум один из них уже заявил о намерении обратиться в суд за компенсацией вреда здоровью.

Признали халатность

Судя по имеющейся информации, в данной ситуации может быть возбуждено уголовное дело по факту нарушения санитарно-эпидемиологических норм (ст. 236 УК РФ), считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.

— Все потерпевшие вправе обратиться в суд с исками о возмещении морального вреда и материального, если он возникнет, например, в связи с лечением и госпитализацией. По идее теперь в течение всей жизни лечебная организация, где это произошло, должна будет обеспечивать этим людям нормальное существование, — подчеркнул он.

По словам эксперта, с большой долей вероятности суд встанет именно на сторону пострадавших в этой ситуации, поскольку краевой минздрав уже признал халатность персонала.

— Размер компенсации всегда остается на усмотрение суда. Максимальная выплата была в 2008 году на станции переливания крови в Воронеже — тогда удовлетворили иск на 3,5 млн рублей. Заражение подобным заболеванием может квалифицироваться как причинение тяжкого вреда здоровью, поэтому последствия для медицинской организации могут быть вполне разорительными, — подчеркнул Александр Саверский.

вич кровь лаборатория тест

В России действует презумпция невиновности, однако в случае с гражданскими делами подобного рода всё строго наоборот: медицинская организация, заразившая пациента такой болезнью, считается виновной, пока не будет доказано обратное, отметил собеседник «Известий». И в целом, по его словам, правоприменительная практика складывается в пользу пациентов.

Временное отстранение

Уголовный кодекс содержит статью, предусматривающую наказание за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией, а случаи внутрибольничного заражения выделены в отдельную квалификацию в пункте 4 «Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Это деяние наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, а также лишением свободы на срок до пяти с лишением права занимать определенные должности до трех лет.

Врачи или медсестры, признанные виновными в причинении вреда здоровью пациента, могут лишиться работы на несколько лет, но запретить им заниматься профессиональной деятельностью невозможно в связи с тем, что в России нет персональных лицензий у медперсонала, пояснил в беседе с «Известями» адвокат, кандидат юридических наук Андрей Некрасов.

— У нас, к сожалению, нет персональных лицензий у врачей, поэтому даже такое самоназвание, как врач частной практики, по своей сути некорректно. Тем более если речь идет о муниципальных медучреждениях. Врачи считаются работниками по Трудовому кодексу, а лицензия есть только у самой медицинской организации, — отметил Некрасов.

Виновником в таких случаях, как правило, признают конкретных лиц, совершивших манипуляцию, которая привела к ухудшению состояния пациента. При этом незнание в данном случае от ответственности не освобождает.

Виновником в первую очередь будет признан тот, кто совершил конкретное деяние: вставил повторно иглу в вену пациента. Медсестра не может быть некомпетентным человеком: она проходит специальные курсы и получает профильное образование. Поэтому ситуации, когда медсестры говорят о том, что не знали, что нельзя пользоваться одним и тем же шприцем, — это абсурд. Даже ребенок знает, что это глупость и ложь. Поэтому она в любом случае будет отвечать за содеянное, — добавил адвокат.

тюрьма решетка ключи

Людей, которые ответственны за закупки, в подобных ситуациях, привлечь к ответственности достаточно трудно.

— Что касается вышестоящего начальства, то вполне возможно, что для него тоже будет предусмотрена персональная ответственность по более мягкой статье. Может, у них и были шприцы на складе, но просто есть сумасшедшие люди, которые считают нормальным колоть шесть раз подряд одну и ту же иглу, — подчеркнул Некрасов.

Требовать компенсацию за вред, причиненный здоровью, можно либо с лица, признанного судом виновным, либо же с медицинской организации, не дожидаясь уголовной ответственности для конкретного лица.

Поскольку антиретровирусная терапия для лечения ВИЧ включена в систему ОМС, компенсировать траты на лечение пациент может лишь в том случае, если врач прописывает ему лекарства, которые не выдаются бесплатно. Наиболее сложная часть гражданского иска — требование компенсации морального вреда, добавляет юрист.

— Компенсация морального вреда может быть как совершенно незначительной, так ее может и не быть вовсе. Рассчитывать такую компенсацию очень сложно, потому что нет методики. В России все решения судов деперсонализированы и каждый из пятерых пострадавших должен получить разную сумму. Причем доказывать нужно довольно очевидные на первый взгляд вещи: например, то, что из-за ВИЧ жизнь человека ухудшилась и он получает моральные страдания, — резюмировал Некрасов.

Одно лечат, другое калечат

За последнее время это не первый случай массового заражения пациентов опасной инфекцией во время лечения в больнице. В декабре прошлого года в Амурской областной клинической больнице по меньшей мере у 26 онкобольных детей выявили гепатит С. Было возбуждено уголовное дело по факту нарушения санитарно-эпидемиологических правил в больнице. Скандал привел к отставке руководителя регионального минздрава Андрея Субботина.

Изначально выдвигались версии о том, что дети могли заразиться во время переливания крови, однако окончательная причина произошедшего до сих пор не установлена. Согласно экспертному заключению, вероятным источником заражения детей мог стать ребенок, который проходил здесь лечение 10 лет назад.

Ребенок в послеоперационной палате центра детской онкологии и гематологии

По данным «Коммерсанта», 30 семей подали иск в городской суд Благовещенска против городской больницы. По информации издания, общее число заболевших может превышать 150 человек. В АОДКБ назвали эти данные некорректными и заявили, что планируют судиться с изданием из-за публикации.

В областном правительстве уже утвердили программу по лечению и реабилитации детей с вирусным гепатитом С, которая включает в себя полное лекарственное обеспечение и реабилитационные мероприятия. В 2019 году на эти цели выделили 16,4 млн рублей, отметила заместитель председателя правительства региона Ольга Лысенко.

Тяжелее всего проконтролировать использование одноразового стерильного инструмента во время операций и в отделении реанимации. В 2017 году в Самаре возбудили уголовное дело после заражения пациентки ВИЧ во время плановой операции на коленном суставе. Женщина узнала о положительном ВИЧ-статусе, когда пришла на обследование спустя год после операции. Анализы показали наличие вируса в крови. Исключив все другие возможные пути передачи, следователи пришли к выводу, что медперсонал нарушил правила использования перчаток и обработки рук при введении катетера.

Читать еще:  Надо ли делать фиброскан?

Трудно выявить, легко скрыть

Взрослым пациентам достаточно трудно доказать, что они заразились именно в больнице, а не половым путем. Подобных случаев заражения в разных регионах России за последние годы были уже десятки, рассказал «Известиям» руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский. Рост числа внутрибольничных заражений связан с увеличением числа людей с ВИЧ, а также с попаданием в больницы людей, у которых еще не диагностирована инфекция.

«После того как впервые выявили и ликвидировали вспышку ВИЧ-инфекции в Элисте и других регионах на юге России, стали проявлять настороженность, и порядка 15 лет ситуаций с внутрибольничным заражением не наблюдались. Однако за последние пять лет число таких случаев стало увеличиваться. Выявлять их очень трудно. Хотя бы потому что и нарушители, и руководство медицинских учреждений пытаются скрыть этот факт», — считает Покровский.

маникюр салон руки

Кроме того, проверки медучреждений со стороны Роспотребнадзора перестали быть внезапными. Теперь ведомство обязано предупреждать о готовящихся проверках, поэтому они носят отчасти формальный характер.

«Но случаи заражения ВИЧ-инфекцией происходят не только в медицинских учреждениях, настороженность надо проявлять и в косметических центрах, тату-салонах. Необходимо самим клиентам таких заведений учиться обращаться внимание на наличие нарушений, например, распаковывают ли упаковку с инструментами при вас или нет. Выявить случаи заражения в таких местах очень сложно. Если в медицинских учреждениях ведется подробная документация, какому пациенту какие манипуляции делали, то в салонах такого нет и восстановить сложно», — добавил руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом.

Средства индивидуальной защиты в здравоохранении – некоторые аспекты применения перчаток

Часть 5 Закона Германии о гигиене и безопасности труда на рабочем месте требует, чтобы работодатели выявляли и оценивали все опасности, которым подвергаются работники во время своей профессиональной деятельности (оценка рисков) и, исходя из этого, определяли необходимые меры защиты на рабочем месте (технические, организационные меры или, при невозможности полного исключения опасности, средства индивидуальной защиты в качестве индивидуальной защитной меры). Использование средств индивидуальной защиты является подходящей мерой обеспечения гигиены и безопасности труда на рабочем месте только в том случае, если невозможно предотвратить или в достаточной степени ограничить опасность с помощью технических решений или организационных мер.

В соответствии с руководящими указаниями, изложенными в Нормативных требованиях к использованию средств индивидуальной защиты1, при выборе подходящего средства индивидуальной защиты работодатели могут выбирать и предоставлять сотрудникам только те средства индивидуальной защиты, которые соответствуют требованиям Директивы 89/686/EEC о средствах индивидуальной защиты, регулирующей продажу средств индивидуальной защиты (в Германии: 8-й раздел Закона о безопасности продукции (ProdSV), «Нормативные требования к средствам индивидуальной защиты»2). Соответствие указанным требованиям гарантируется печатным знаком CE для средств индивидуальной защиты вместе с 4-значным номером нотифицированного сертифицирующего органа.

Для перчаток, кроме общих требований, предусмотренных стандартами DIN EN 420 и DIN EN 388 касательно механических рисков, применяется также гармонизированная серия стандартов DIN EN 374: части 1 — 4 регламентируют требования к защитным перчаткам. В силу этих требований для защиты от биологических веществ важно упомянуть тот факт, что перчатки это единственный барьер для жидкостей. Если перчатки также надежно защищают от химических веществ, они могут быть снабжены маркировкой-символом, изображающим лабораторный стакан (защита от одного химического вещества) или символом, изображающим коническую колбу (защита минимум от трех химических веществ). (Рис.1). Утвержден ли продукт в качестве средства индивидуальной защиты, определяется маркировкой-знаком СЕ с указанием данных нотифицированного сертифицирующего органа, который проводит тестирование образцов и мониторинг качества (Рис.2).

Рис. 1: Маркировка защитных перчаток, которые защищают от химической и биологической опасности (DIN EN 374):

(a) защита от бактериологического заражения,

(b) устойчивость к проникновению (водонепроницаемые защитные перчатки, низкий уровень защиты от опасности воздействия химических веществ),

(c) защита от воздействия химических веществ (буквы представляют собой ссылку на перечень указанных химических веществ, подвергающихся тестированию).

shem

Рис. 2: Средство индивидуальной защиты – в соответствии с Директивой 89/686/EEC снабжено знаком CE с указанием нотифицированного сертифицирующего органа. Перчатки одобрены в качестве медицинского изделия (маркировка знаком CE в верхней части), а также как средство индивидуальной защиты (маркировка знаком CE в нижней части).

egfr

ПЕРЧАТКИ КАК ИЗДЕЛИЕ МЕДИЦИНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Кроме дезинфекции рук в целях гигиены, стерильные хирургические перчатки являются одной из важнейших мер профилактики инфицирования и инфекционного контроля в медицинских учреждениях. По причине прямого контакта с пациентом и связанной с этим контактом потенциальной опасностью для пациента, стерильные хирургические перчатки, бесспорно, являются изделием медицинского назначения.3

Нестерильные перчатки (например, смотровые перчатки) используются в больницах в качестве одноразовых медицинских перчаток и, следовательно, сертифицируются в первую очередь как изделия медицинского назначения. Однако в последнее время всё чаще признается, что медицинский персонал также должен получать защиту с доказанным уровнем действия при обращении с опасными материалами в системе здравоохранения4 и, следовательно, смотровые перчатки должны быть дополнительно классифицированы как средство индивидуальной защиты. (Примечание: Основание для классификации в качестве медицинского изделия для защиты пациента от загрязнения или в качестве средства индивидуальной защиты для носителя перчаток зависит от основного целевого назначения.)

К сожалению, большинство смотровых перчаток и даже хирургические перчатки сертифицируются только как изделия медицинского назначения (DIN EN 455), поскольку требования к таким перчаткам ниже, чем требования к защитным перчаткам (например, DIN EN 374). Таким образом, перчатки могут являться изделиями медицинского назначения или средствами индивидуальной защиты, или и тем, и другим, в зависимости от основного целевого назначения. В настоящее время, для применения в качестве смотровых перчаток все брендовые производители, как правило, предлагают перчатки, которые соответствуют требованиям к медицинским изделиям и к средствам индивидуальной защиты или требованиям, предусмотренным серией стандартов DIN EN 455 и DIN EN 374 и, в связи с этим, снабженных маркировками знаком CE для медицинских изделий и для средств индивидуальной защиты.

ОЦЕНКА РИСКОВ

Оценка всех возможных рисков при проведении хирургических процедур, которая проводится надлежащим образом, будет свидетельствовать о том, что для персонала, работающего с заостренными и/или острыми инструментами, существует опасность, связанная с травмами от укола иглой и последующим инфицированием. Надлежащая защита сотрудников гарантируется защитными перчатками и может быть без сомнения значительно повышена при использовании двойных перчаток и двойных перчаток с функцией индикации. 8

Если выбирать перчатки или системы перчаток исключительно с точки зрения безопасности на рабочем месте, соответствие нормативным требованиям к использованию средств индивидуальной защиты является действительно обязательным. Таким образом, предоставляемые средства должны соответствовать требованиям Директивы 89/686/EEC о средствах индивидуальной защиты и должны быть снабжены маркировкой знаком CE с указанием нотифицированного сертифицирующего органа.

Рис. 3: Индикаторные перчатки визуализируют перфорацию.

gloves

Хирургические перчатки компании ХАРТМАНН

Компания ПАУЛЬ ХАРТМАНН со новым ассортиментом хирургических перчаток стала первым европейским производителем, который также предлагает сертифицированную защиту для пользователя, поскольку хирургические перчатки ХАРТМАНН одобрены и как медицинское изделие — в соответствии с европейским стандартом EN 455, и как средство индивидуальной защиты — в соответствии с европейским стандартом EN 374. Кроме того, вся линия обеспечивает максимально возможный комфорт при ношении, а также повышенный уровень качества (AQL (гарантированный уровень качества) 0.65).

Талончик в ад В российских больницах пациентов заражают смертельными вирусами

Еще лет десять назад заразиться ВИЧ в больнице или в поликлинике было почти невозможно, сегодня это стало реальностью. В федеральном центре СПИД зафиксировано несколько десятков случаев внутрибольничного инфицирования. Самая распространенная причина — халатность медработников. Одноразовые шприцы, венозные катетеры, инструменты для забора крови в целях экономии негласно могут использоваться повторно. До 2011 года фиксировались единичные случаи, но в последние годы их становится все больше. Эксперты говорят, что в группе риска — практически все российские города. Однако хуже всего ситуация в 20 регионах, где официально зафиксирована эпидемия ВИЧ. Каковы шансы выйти из российской больницы, не заразившись смертельной инфекцией, — в материале «Ленты.ру».

Читать еще:  Чем лечить зуд при лямблиозе?

Хватило на 15 лет

В Самарской области расследуется уголовное дело, возбужденное по факту заражения ВИЧ в городской больнице №4 города Тольятти. В 2014 году 59-летняя Ирина М. делала там плановую операцию на коленном суставе. Все прошло успешно. Однако через год женщина обратилась в свою поликлинику с жалобой на сильные боли в колене. Как обычно в таких случаях, врач отправил ее на стандартные анализы. Исследование на ВИЧ дало положительный результат, хотя на момент госпитализации анализ был отрицательным. Поскольку другие возможности заражения были исключены, эпидемиологи проверили стационар, где оперировалась пациентка. Выяснилось, что одновременно с Ириной в отделении реанимации находился ВИЧ-инфицированный пациент. Вероятно, причиной заражения стал венозный катетер. Либо медперсонал не соблюдал банальные правила безопасности — обработка рук, смена резиновых перчаток.

Первое в истории РФ внутрибольничное заражение ВИЧ произошло еще в 1988 году в столице Калмыкии Элисте. При использовании нестерильных инструментов для переливания крови вирус занесли 76 детям и пятерым взрослым. Позже выяснится, что инфицированные уехали из Элисты в Волгоград, Ростовскую область и Ставропольский край, где произошли новые заражения.

В общей сложности в этих регионах зарегистрировано 270 ВИЧ-инфицированных детей и 20 взрослых. Единственное наказание, которое понесли тогда медики, — выговор. Правда, организаторы здравоохранения сделали выводы: эпидемиологическая безопасность в медучреждениях была серьезно усилена.

— Того шока хватило, чтобы почти 15 лет в больницах России все было хорошо, — разводит руками директор Федерального научно исследовательского центра СПИД, академик Вадим Покровский. — Но с середины 2000 годов мы снова начали отмечать случаи заражения в больницах. А в последнее время их число растет в геометрической прогрессии.

Халатность и экономия

По данным центра СПИД, основная причина внутрибольничного заражения ВИЧ — использование нестерильных инструментов. Из-за экономии расходников или от недостатка времени уколы нескольким больным могут сделать одним шприцем. Он только называется одноразовым, но по факту может использоваться неоднократно.

— Почему-то многие уверены, что главная причина инфицирования в больницах связана с переливаниями крови, — продолжает Покровский. — Такие случаи есть. Но за 30 лет их зафиксировано только 100. Учитывая, что ежегодно в стране делается до 10 миллионов переливаний — это капля в море. Безопасность донорской крови научились контролировать. А вот что делать с отсутствием настороженности у врачей — непонятно. Минздрав в разгар эпидемии ВИЧ должного внимания этой проблеме не уделяет.

Сегодня в России число ВИЧ-инфицированных приближается к полутора миллионам человек. В соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), если в какой-то местности заражены более процента жителей, это значит, что началась стадия генерализованной эпидемии, то есть болезнь вышла за пределы групп риска (наркоманы, гомосексуалисты, проститутки) и распространяется во всей популяции. По данным Роспотребнадзора эпидемиологический порог в один процент превышен в Кемеровской, Ульяновской, Иркутской, Тюменской областях, Пермском крае, Ленинградской, Челябинской и Оренбургской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Томской области, Алтайском крае, Новосибирской, Мурманской, Омской, Ивановской, Тверской и Курганской областях. В лидерах — Самарская и Свердловская области. Тут заражены более 2 процентов беременных. Это значит, что вирус прочно укоренился в широких слоях населения и его дальнейшее распространение уже никак не зависит от групп риска.

Учитывая советский опыт вспышки в Элисте, вероятность встретить в поликлинике или стационаре ВИЧ-инфицированного есть в любом городе. Часто сам человек может и не подозревать о своем статусе. Эксперты считают, что около 500-800 тысяч ВИЧ-положительных россиян не подозревают о своей болезни, так как не относят себя к группам риска и ни разу не проверялись. Бытовым путем вирус не передается, но беда наступает, когда медработники пренебрегают санитарными нормами.

Не ошибиться невозможно

— Специально никто никого заразить, конечно, не хочет, — продолжает Покровский. — Но кроме того что эпидемия ВИЧ сама собой разрастается, у нас еще и кадровый кризис в здравоохранении — очень мало медицинского персонала. Мы расследовали одну вспышку больничного инфицирования. Ночью в детском отделении дежурила одна медсестра. И ей надо поставить 70 капельниц. В такой ситуации не ошибиться просто невозможно.

Почти все случаи, которые вошли в официальную статистику больничного распространения ВИЧ, касаются малолетних детей. Такую статистику врачи объясняют тем, что в этом случае легко доказать способ инфицирования. У взрослых — все сложно. Однозначный вывод сделать практически невозможно. Иногда пациенты скрывают свои подозрительные половые контакты и обвиняют в заражении медиков.

Обязательные расследования устраиваются и при диагностировании ВИЧ у граждан старше 70 лет. Предполагается, что их сексуальная жизнь ограниченна. Однако тут ситуация не столь однозначная. На форуме по проблемам СПИДа, который прошел в сентябре в Екатеринбурге, эксперт Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Наталья Ладная проинформировала, что сейчас медики регулярно фиксируют заражение ВИЧ половым путем в 80 и 90 лет.

Самым пожилым заразившимся стал 98-летний житель Приволжского федерального округа. «Когда он пришел в Центр СПИД, все испугались — думали тут вина стационара, — сказала Ладная. — Но пациент заявил, что точно знает, как и от кого заразился». И назвал имя женщины — социального работника, которая уже стояла на учете. Когда он услышал диагноз, единственный вопрос был: «А долго ли я еще проживу. »

В интересах государства

Расследования внутрибольничных вспышек могут длиться годами. Почти всегда медучреждения утаивают информацию. В Екатеринбурге несколько лет шла проверка сведений о заражении в частной «Преображенской клинике», специализировавшейся на лечении бесплодия. В расследовании были задействованы семь регионов, жительницы которых были клиентами этой больницы. Выяснилось, что они проходили иммунизацию лимфоцитами. Донором выступала сотрудница клиники, как оказалось, ВИЧ-инфицированная.

В медицинских документах был обнаружен факт замены информации о доноре и о клиентках. Процедуру проходили 103 женщины. У троих вирус подтвердился. Остальные 100 остались недоступными для эпидемиологов. То есть теоретически они также могли пострадать. Зараженные клиентки несколько лет судились с больницей. В качестве компенсации морального вреда суд обязал клинику выплатить каждой по 5 миллионов рублей.

Пока это самая большая судебная компенсация заразившимся ВИЧ по вине медучреждений. В 2014 году суд подмосковной Балашихи обязал Московский областной перинатальный центр выплатить матери ребенка, зараженного ВИЧ и гепатитом С, 10 миллионов рублей. Однако позже Мособлсуд уменьшил компенсацию до миллиона рублей. Прокурор мотивировал это требование тем, что могут пострадать интересы государства: больница от таких компенсаций может разориться.

— Девочку инфицировали при рождении, — рассказывает адвокат, защищавший интересы семьи, Петр Домбровицкий. — Следователи установили, что в палате с новорожденной находилось несколько ВИЧ-инфицированных младенцев. При этом забор крови проводился одним шприцем.

О том, что ребенок ВИЧ-положительный, стало ясно лишь спустя семь лет. До этого девочку лечили от всего что можно — бронхиты, пневмония, ОРЗ. Как утверждает юрист, запрошенная сумма компенсаций — вовсе не свидетельство жадности. Деньги были нужны для лечения ребенка. Поскольку, кроме ВИЧ, девочку заразили гепатитом С, а многие бесплатные препараты, которые предлагались в СПИД-центре, — не подходили, так как вызывали побочные реакции. Врачи боялись, что у девочки может отказать печень и она умрет. Поскольку в то время в России не было зарегистрировано современных препаратов против гепатита С, пациентке рекомендовали ехать в Германию. Самостоятельно оплатить нужную терапию семья не могла. Ребенка воспитывала одна мать, работавшая бухгалтером с зарплатой 50 тысяч рублей.

Читать еще:  Может ли показывать +результат другое заболевание

— Ситуация патовая, — возмущается адвокат. — Что такое 10 миллионов рублей для государства? Тем более по его вине ребенок стал инвалидом. К сожалению, финансовые интересы государства у нас выше жизни детей.

***
Более всего в больницах следует опасаться игл и шприцов. Всегда требуйте, чтобы медработник при вас вскрывал упаковку шприца — нужно быть уверенным в том, что им прежде не пользовались. Однако, по данным Федерального центра СПИД, самые опасные — отделения реанимации. Но там пациенты в большинстве случаев не в состоянии проконтролировать свою безопасность. А врачи и медсестры ввиду большой загрузки теряют бдительность.

***
Операционные — относительно безопасны. Все инструменты стерилизуются. За 30 лет ни одного случая заражения во время операций не зарегистрировано.

***
Во время лечения зубов, маникюра и нанесения тату теоретически заразиться можно. Как и в любом другом случае, когда есть контакт инструментов с кровью. Однако пока ни одного ВИЧ-инфицирования таким способом официально доказано не было. Куда чаще так заражаются гепатитами. Альтернатива так себе. Поэтому стоит убедиться в стерильности инструментов.

Двойные перчатки для полноценной защиты

В процессе общения с хирургами и другими сотрудниками операционной выяснилось, что ключевым моментом для них является собственная безопасность и безопасность пациентов.

Фото нейрохирурга Давида Ревеза

Нейрохирург Давид Ревез

  • хирургические решения
  • защита персонала
  • профилактика инфекции
  • статья

На вопросы о двойных перчатках и технике безопасности люди отвечают по-разному. Почти все хирурги говорят, что «Мои руки это мое все», «Мои руки — продолжение моего многолетнего обучения» или «Мои руки — второй самый важный орган после мозга. Без них я — ничто». Несмотря на это, некоторые хирурги все еще противятся использованию двойных перчаток, а другие наоборот, отказываются работать без них.

Любой контакт с кровью несет в себе риск заражения такими инфекциями как гепатит и ВИЧ, и именно поэтому использование хирургических перчаток повсеместно признано обязательным. Но зная о том, что проколы перчаток случаются часто (до 45% при некоторых типах операций) и могут легко остаться незамеченными (до 92% случаев), рекомендуется использовать двойные перчатки как дополнительный слой защиты во время любых хирургических вмешательств, а не только в ситуациях с высоким уровнем риска . Исследования подтверждают, что двойные перчатки снижают риск заражения заболеваниями, передающимися через кровь , при этом минимизируя подверженность и пациента и хирурга опасному и дорогостоящему в лечении перекрестному заражению и инфицированию. По данным Кокрановского обзора 2014 г. использование двойных перчаток по сравнению с одинарными снижает риск попадания крови на кожу на 65%, а риск прокола внутренней перчатки — на 71% .

Защищая человеческие ресурсы

Почему этот дополнительный слой так важен, и в чем причина сопротивления? Двойные перчатки гарантируют душевное спокойствие, подтвержденную исследованиями защиту персонала и здоровья пациентов, но на этом их преимущества не заканчиваются. Например, для больницы в целом практика и политика использования двойных перчаток является защитой финансовых вложений в человеческие ресурсы. Почему?

Прежде всего, руки хирурга и его подготовка обеспечивают ему хлеб насущный, и при этом являются «источником существования» всей больницы. Подготовка и работа хирурга высоко ценятся. То же относится и к другим членам операционной бригады. С точки зрения экономики здравоохранения двойные перчатки защищают персонал больницы и само учреждение, снижая сопутствующие риски.

Медицинские специалисты, пережившие проколы перчаток острыми инструментами или иглами, сообщают о длительной тревоге, бессоннице и беспокойстве в процессе ожидания результатов анализа крови. Руки хирурга — его главный инструмент, и они нуждаются в самой лучшей защите. Подобное повреждение может привести к потере рабочего времени, потенциальной эмоциональной травме для пациента и персонала и даже юридическим и финансовым последствиям.

Постконтактные анализы и профилактическое лечение могут стоить довольно дорого. По данным учреждений здравоохранения США средняя стоимость постконтактного контроля для пациента с гепатитом С составляет 650 долл. США, а пациента с ВИЧ — 2456 долл. США . Стоимость подобных процедур в Европе также высока: в Испании она составляет от 172 евро при негативном результате тестирования пациента на гепатиты B и C и ВИЧ до 1502 евро при положительном результате на гепатит C и HIV .

Еще одним поводом для беспокойства несомненно является риск возникновения инфекций области хирургического вмешательства и их лечение, что может удвоить продолжительность пребывания пациента в больнице (в среднем 16,8 дополнительных дней) и требовать дополнительной недели (7,4 дня) терапии анибиотиками . В общем и целом это означает увеличение стоимости медицинского ухода на 61% .

Двойные перчатки — простой и эффективный способ снижения стоимости профессиональных травм, связанных с повреждением кожных покровов.

Сконцентрируйтесь на безопасности: последний бастион — тактильная чувствительность

Цитата Джули Кларкссон, медсестры травматического отделения: Врачам, не использующим двойные перчатки, я бы сказала: «Начинайте!» Это так просто — защитить себя и других. Исследования подтверждают снижение рисков и затрат, и последним шагом на этом пути является борьба с противниками двойных перчаток и стимулирование их использования. Все больше хирургов и медицинских специалистов нуждаются в защите от соответствующих опасностей и рисков, начиная с пересмотра взглядов и переподготовки и заканчивая более обоснованным и доказательным подходом к решению вопроса безопасности.

Работники здравоохранения подтверждают необходимость в дополнительной защите и стремление к ее использованию. Подобный запрос также является приоритетным в законодательных и рекомендательных нормах. Например, политика использования острых инструментов США и Директива ЕС об острых инструментах (внешняя ссылка, открывается в новом окне) для Европы рекомендуют двойные перчатки в качестве способа защиты от повреждений острыми инструментами и последствий подобных травм. Соответственно, Центры по контролю и профилактике заболеваний США (Centers for Disease Control and Prevention, CDC) , Управление профессиональной безопасности и здоровья (OSHA) , Ассоциация периоперационных дипломированных медицинских сестер (AORN) и Американская коллегия хирургов (ACS) , среди прочих, рекомендуют использовать во время инвазивных манипуляций двойные перчатки. Исследования подтверждают необходимость использования двойных перчаток в качестве стандарта для хирургических процедур , а большинство рекомендаций, законодательных актов и исследований называют двойные перчатки передовой практикой хирургии.

Последним аргументом против двойных перчаток, и, как правило, последним бастионом их противников, является тактильная чувствительность. По сравнению с преимуществами в области персональной защиты потеря тактильной чувствительности при использовании двойных перчаток совершенно незначительна. Двойные перчатки не снижают эффективность процедуры; исследования подтверждают, что после первичного периода привыкания к перчаткам (который для большинства хирургов составляет два дня ), по сравнению с полным отказом от перчаток или использованием одинарных перчаток координация движений и тактильная чувствительность не снижаются . Инновационная конструкция супер-тонких и предельно чувствительных перчаток позволяет противостоять аргументам противников двойных перчаток.

Следующим шагом на пути к преодолению сопротивления является система индикации проколов. Двойные перчатки с системой цветовой индикации проколов (с яркой, быстрой и крупной индикацией, позволяющей мгновенно выявить повреждение и быстро принять меры по снижению риска инфицирования) гарантируют более высокий уровень защиты во время операции и позволяют наилучшим образом обезопасить хирурга, его персонал и самого пациента.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector