Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Не беременна»: о бесплодии, депрессии и творчестве. Разговор с писательницей Кариной Савариной

«Не беременна»: о бесплодии, депрессии и творчестве. Разговор с писательницей Кариной Савариной

Тема планирования беременности чрезвычайно волнующая и эмоциональная, когда речь идет о беременности желаемой. Для женщин это время полно ожиданий и переживаний, тревог и мечтаний. Они легко и охотно делятся своим опытом: кто-то рассказывает об этом подругам и родным, кто-то публикует фото в соцсетях. И почти все сохраняют эти воспоминания на всю жизнь.

О чем говорят гораздо меньше, так это о неудачах, о потерях беременности, о борьбе с бесплодием, которая не всегда завершается успехом. Таким иногда анонимно делятся в интернете, на женских форумах, но об этом часто не знают друзья, коллеги или даже родственники.

Карина Саварина — одна из немногих, кто решился рассказать об этом публично. В своей дебютной книге «Не беременна» она максимально откровенно рассказывает о своей борьбе с бесплодием, о неудачах и депрессии, об альтернативной медицине и психотерапии. А также о том, какую боль причиняют вопросы окружающих «а когда дети?», и что происходит с женщиной, которая хочет, но не может забеременеть несколько лет подряд.

О том, с чем сталкиваются бесплодные пары, как взаимодействовать с настойчивым давлением окружения и когда обращаться к психотерапевту — далее в разговоре. А также о творчестве, писательском перерождении и том, как стать мамой, не рожая ребенка.

Материал подготовлен в рамках проекта «Жизнь других» с Татьяной Огарковой, где мы рассказываем о людях с разными жизненными траекториями, выборами и ценностями.

«Мы все где-то скользим рядом в пространстве, но почти никогда не пересекаемся.

Это красивая, ухоженная женщина, стоящая за прилавком магазина и продающая вам украшения. Это девушка, работающая в ларьке с цветами. Это ваша соседка, которая ежедневно с вами здоровается в лифте. Это женщина, работающая с вами в одном кабинете. Это ваш преподаватель французского. Это девушка из инстаграма, которая переехала жить к морю. Это девушка, которая села рядом с вами в метро. Это женщина, которая просто прошла мимо вас на улице. Это родственница, с которой вы не общались много лет. Эти бесплодные женщины среди нас. Эта женщина — это я», — пишет Карина в книге «Не беременна».

Когда я иду на встречу с Кариной, то замечаю ее издалека. Она легкой и энергичной походкой идет навстречу. Рядом — ее муж Дима, на руках у Карины — двухлетняя Маша. Девочка крепко держится за Карину, и только со временем ее удается немного отвлечь. Маша — дочь Карины и Димы. Они удочерили ее в начале 2018 года.

Когда мы садимся говорить, Карина кладет на стол экземпляр своей книги. На обложке фото женского живота, ее собственного — подтянутого, красивого, не беременного женского живота.

Вы написали книгу «Не беременна», где рассказываете о собственном многолетнем опыте планирования беременности, который так и не завершился рождением ребенка. Давайте сначала. На каком этапе вы захотели стать мамой?

Мамой я хотела быть с самого детства. Я выросла в маленьком селе в Харьковской области, а в селе все постоянно говорят: «Когда ты вырастешь, станешь мамой». Ты с детства осознаешь, что это обязательно. После окончания школы я два года училась в Полтаве, затем переехала в Киев. Когда встретила своего мужа, мне было почти тридцать лет. Мы поженились и сразу решили, что хотим ребенка. Это был сознательный подход.

Итак, вы вышли замуж и решили родить ребенка. Но попытки были неудачными. Каким было медицинское сопровождение? К каким врачам вы обращались?

Сначала я думала, что дети рождаются от любви. Если я встретила мужчину, который меня любит, и которого я люблю, если мы взрослые, и наши отношения правильно построены, то все будет хорошо. Я забеременею в первый месяц.

Но через три месяца я поняла, что что-то не так, и надо почитать об этом в интернете. А через год стало ясно, что мне надо исследовать свой организм. Я обратилась в обычную женскую консультацию, и мне сразу сказали, что я «старородящая», что я не смогу забеременеть и родить здорового ребенка.

Я начала ходить по частным клиникам. За эти пять лет планирования беременности я сменила семнадцать гинекологов, и каждый из них вел меня разными путями. К тому же, я продолжала искать новые ответы в интернете. Хотя теперь я понимаю: надо было с самого начала идти к психологу и делать все спокойнее.

Далее началась нетрадиционная медицина: я пила травы, обращалась к натуропатам и экстрасенсам. Это происходило параллельно с традиционным лечением: процедурами, стимуляцией, уколами. Я делала все возможное, но ничего не происходило в течение этих пяти лет.

Почему вы так часто меняли врачей? Вы им не доверяли? Вам казалось, что они некомпетентны? Или вы хотели скорейшего результата?

Я понимала, что нет индивидуального подхода. Я попала в аварию восемь лет назад — упала с мопеда, и у меня был перелом черепа. Я очень долго лежала в больнице.

Когда я приходила к гинекологам, то пыталась привлечь их внимание к этому факту. Но они никогда не обращали на это внимание и назначали мне взамен большое количество анализов и различных процедур. Каждый раз это были большие суммы.

Один из врачей мне сказал, что я все делаю неправильно, и советовал нам с мужем пройти лечение гомеопатией за 3 тыс. грн ($121) на каждого. Мы поняли, что не можем ему доверять, и я снова пошла к новому гинекологу.

Я меняла врачей после неудачных процедур. Например, когда мне обещали, что все будет нормально, а на самом деле мне было очень плохо. У меня низкое давление, и я говорила об этом врачу. Он отправил меня на продувки маточных труб. После процедуры мое давление упало максимально, я потеряла сознание и упала лицом в пол. Хорошо, что рядом был муж.

В нашей медицинской системе нет индивидуального подхода, и все равно, какая это клиника — частная или государственная. Я поняла, что чувствую себя просто телом, которое приходит, и им все равно, с какой проблемой я пришла. В конце этой долгой истории я поняла, что, вероятно, таки нашла хорошего врача. Мы начали готовиться ко второму искусственному оплодотворению, первое я делала в Черногории, но у меня уже не хватило нервов. Я подумала, что не переживу второе искусственное оплодотворение, если оно будет неудачным.

Звучали ли какие-то официальные диагнозы, научные объяснения, почему вы, молодая женщина, не можете забеременеть?

Уже через год планирования беременности мне начали писать в медицинских карточках статус «бесплодие». Через несколько лет врачи называли это «бесплодием неясного генеза».

Как бы вы описали ваше психологическое состояние? Начиная с первого дня, когда запланировали беременность. Какой женщиной вы были в начале?

Я была очень влюбленной, летала на крыльях. Считала себя взрослой и думала, что если бы я вышла замуж в двадцать лет, то это не было бы так осознанно. Мне мечталось, что ребенок появится быстро, ведь есть любовь.

Когда через год я поняла, что ничего не происходит, я стала очень дерганой. Весь первый год я всем рассказывала, что я хочу забеременеть. Казалось, что это естественно — рассказывать об этом своим подругам. Но уже через год я поняла, что не могу спокойно об этом говорить.

Мне было неприятно, что мои знакомые женщины были беременны. Я стала избегать разговоров и встреч с ними, потому что сама не могла забеременеть. Это меня раздражало. В этот момент уже надо было идти к психологу и проговаривать свои переживания, но я никуда не пошла. Я начала сужать круг общения, начали исчезать мои друзья. А через два года мы переехали жить в Черногорию.

Вам удалось отвлечься и обо всем забыть в Черногории?

Черногория — очень красивая страна. Я надеялась, что я в этой красоте смогу успокоиться, расслабиться, но мое психологическое состояние все ухудшалось. Дошло до того, что я вообще избегала людей, ни с кем не разговаривала и очень болезненно воспринимала, когда кто-то спрашивал, не хотим ли мы завести детей.

Я очень нервно воспринимала эти вопросы, приходила домой и ревела. Поэтому решила просто не общаться с людьми. Теперь я знаю, что это было неправильно. Через год в Черногории мы нашли клинику, в которой решили сделать искусственное оплодотворение. Я была в таком психологическом состоянии, что, может, и не надо было этого делать. Надо было успокоиться, но у меня не было инструментов. Было единственное желание — достичь результата.

В клинике в Черногории был очень короткий протокол ЭКО (экстракорпоральное, т.е. искусственное оплодотворение — ред.). Я сдала три анализа, врач заверил, что все будет хорошо, и я успокоилась. Но у искусственного оплодотворения очень малый процент результата.

Вы это знали до того, как решились на процедуру?

Да, я знала, но постоянно подбадривала и уверяла себя, что моя история закончится успешно. Сейчас я бы никогда не пошла на первое ЭКО без подготовки психолога. Теперь я понимаю, что я была эмоционально голой перед этим. Я уже представляла, как все зарождается, что наконец у нас будут дети. Но ничего не получилось.

То есть эмбрионы не задержались?

Нет. За все пять лет планирования это было самое ужасное состояние. Мне было действительно трудно. Поэтому когда я вижу, что люди легко собираются делать искусственное оплодотворение во второй раз, я понимаю, что я бы, со своим эмоциональным состоянием, этого просто не пережила.

Тогда появился психолог. Хотя на тот момент мне уже надо было не к психологу, а к психотерапевту.

Как вел себя ваш муж в течение этих пяти лет? Не было ли у него раздражения?

Ни разу за эти пять лет я не услышала от мужа плохого слова или обвинения в том, что я сама виновата. Возможно, нам помогает то, что он учился на психиатра, хотя никогда не работал по этой специальности. Я спрашивала, в чем его секрет, почему он не раздражается по этому поводу. Возможно, это такое воспитание. Я знаю случаи, когда люди расстаются, или у мужчины постоянная агрессия. У меня такого не было. Мы ни разу не ссорились по этому поводу. Ни одного раза.

Муж разделял ваше отчаяние, ваше уныние, ваши слезы? Или он спокойно наблюдал и уверял, что отсутствие желаемой беременности — это еще не конец света?

Он говорил, что рано или поздно, но мы обязательно станем родителями.

Однажды я спросила, что он думает по поводу усыновления. Спросила об этом несерьезно: мне было трудно признать, что я должна выйти из круга желания родить. Обычно, когда женщине, которая не может забеременеть, говорят, что она может усыновить ребенка, ее это очень обижает. Мне тоже было непросто понять, что можно стать родителями, не рожая ребенка.

Но муж вопрос об усыновлении воспринял очень серьезно: он сказал, что ему безразлично, каким именно образом у нас появится ребенок. Тогда мы зашли на сайты. Там было очень много анкет с больными детьми: ДЦП (детский церебральный паралич — ред.), другие тяжелые диагнозы. Мне казалось, что мы должны выходить на новый круг и стремиться к невозможному — найти здорового ребенка. На тот момент я не знала, что в Украине можно найти здорового ребенка, не надо платить за это большие деньги.

В конце концов, случайно или нет, но меня познакомили с женщиной, которая усыновила новорожденного ребенка. Она мне рассказала все: куда надо идти, к кому обращаться. Но я хотела узнать другое — счастлива ли она?

Она убеждала, что счастлива, но я не могла поверить. Тогда она пригласила нас с мужем в ресторан, чтобы познакомить со своим маленьким сыном. И тогда мы увидели, насколько это было естественно. Мальчик был ее копией, она его называла сыном, обнимала и целовала. После этой встречи мы были шокированы. Неужели все так просто?

Мы никогда не встречались с этим опытом, поэтому было трудно поверить. Но теперь мы воочию увидели и убедились, что можно быть счастливыми в таком родительстве.

Каким был ваш собственный путь к усыновлению? Быстро удалось найти ребенка?

Два года назад я готовилась к Новому году. Новогодние праздники всегда были для меня очень болезненными, ведь каждый раз я мечтала, что в следующем году в это время я буду уже мамой или беременной.

Читать еще:  Месячные у дочки 12 лет

И я понимала, что скоро праздник, я должна идти к друзьям, а у меня с лицом будет опять то же самое, ведь ничего не меняется. Перед этим я сказала мужу, что больше не могу дальше надеяться на беременность, что я не переживу второе ЭКО. У меня из глаз лились слезы. Тогда в голове что-то щелкнуло, и мы поехали к психологу в центр усыновления.

Там нам объяснили, что в каждом районе Киева есть своя служба по усыновлению детей. И мы должны позвонить и уточнить часы приема. Также объяснили, как проходит процедура. Мы опасались, что надо иметь официальную работу, а я тогда официально не работала. Но надо было просто обойти некоторых врачей: психиатр, терапевт, флюорография, еще что-то, я уже и забыла. Это продолжалось до десяти дней.

Мы быстро собрали все документы, и уже на Новый год я впервые за много лет была спокойна. Я знала, что во мне есть какая-то точка опоры.

10 января 2018 года мы получили статус усыновителей. Нам сказали, что лучше начать с опеки, потому что на тот момент в нашем Дарницком районе было три судьи, которые рассматривали разные дела. Соответственно, суды шли очень медленно, а в случае усыновления ты не можешь до суда забрать ребенка из детского дома. А процедура оформления опеки длится месяц, и можно забрать ребенка домой. А когда ребенок будет дома, можно начать процесс усыновления.

Нам посоветовали пойти на курсы опекунов, которые начались в феврале. Они также бесплатные. Работает три психолога, которые понимают, как устроено детское сознание, и они советуют книги. Я бы очень советовала всем — и усыновителям, и опекунам — пройти эти курсы.

Это был колоссальный опыт. Хотя и непросто было целый день работать в группе незнакомых людей, но, в конце концов, мы были абсолютно готовы к любому ребенку. Если раньше мы хотели мальчика или девочку, или ребенка определенного возраста, то по завершению курсов мы поняли — мы просто хотим стать родителями.

Когда мы стали в очередь, то были 38-ми в нашем районе. В марте мы уже были 14-е. А за неделю до конца этих курсов, в конце марта, нам позвонили из службы опеки.

Что с появлением Маши в вашей семье происходило не так, как вы себе это представляли?

Все! Я не представляла, что это будет так тяжело физически. Я переосмыслила абсолютно все, все мои взгляды на материнство. Вспомнила, как моя мама осталась одна с двумя детьми, когда папа ушел.

Первые месяцы было очень трудно. Это был период адаптации Маши, ведь для нее все было новое. Начался первый насморк, а я не знала, как его лечить. Пустышка была не та, еда не та, потому что мы хотели все самое лучшее, а она в «Березке» (детский дом — ред.) привыкла к другому.

Первый месяц был страшный: я делала себе завтрак и вечером видела его на тарелке холодным. За это время я оббегала 26 врачей. Поскольку я не знала нюансов обычных детских болезней, то каждый раз бежала к врачу. Я весь день была с Машей на руках. Ребенок был испуган, потому что ее мир сузился до двух человек и собаки. И только через месяц мы поняли, что совет по увлажнителю воздуха был очень кстати.

Подростковая беременность

Ежегодно в развивающихся странах происходит примерно 21 миллион случаев беременности среди девочек в возрасте 15‑19 лет и примерно 12 миллионов из них заканчиваются родами 1 . Не менее 777 000 случаев родов в развивающихся странах регистрируются среди девочек-подростков в возрасте до 15 лет 2 .

Согласно оценкам, коэффициент рождаемости среди подростков во всем мире за последние 20 лет снизился на 11,6% 5 . В то же время между регионами существуют большие различия в этом показателе. Например, коэффициент рождаемости среди подростков составляет 7,1 в странах Восточной Азии, а в странах Центральной Африки достигает 129,5 5 .

В рамках регионов также существуют огромные различия. В 2018 г. общий коэффициент рождаемости среди подростков в странах Юго-Восточной Азии составлял 33 6 . В то же время величина этого показателя колебалась от 0,3 в Корейской Народно-Демократической Республике до 83 в Бангладеш 5 .

Огромные различия существуют даже в рамках стран. Например, в Эфиопии общий коэффициент рождаемости колеблется от 1,8 в Аддис-Абебе до 7,2 в районе Сомали, при этом доля женщин в возрасте 15-19 лет, у которых произошли первые роды, колеблется от 3% в Аддис-Абебе до 23% в районе Афар 7 .

Несмотря на то, что, по имеющимся оценкам, коэффициент рождаемости среди подростков во всем мире снижается, фактическое число случаев деторождения среди подростков не сокращается в связи с большой – а в некоторых районах мира возрастающей – численностью молодых женщин в возрасте 15-19 лет 8 . Самое большое число родов происходит в странах Восточной Азии (95 153) и Западной Африки (70 423) 9

Общие сведения

Подростковая беременность является глобальной проблемой, которая касается стран с высоким, средним и низким уровнем дохода. Однако во всем мире вероятность подростковой беременности выше в маргинализованных группах населения и нередко обусловлена нищетой, отсутствием образования и возможностями трудоустройства 10 .

Возникновению случаев подростковой беременности и родов способствуют несколько факторов. Во многих обществах девочек принуждают рано выходить замуж и рожать детей 11,12,13 . В наименее развитых странах, как минимум, 39% девочек выходят замуж в возрасте до 18 лет, а 12% – до 15 лет 14 . Во многих местах девочки делают выбор в пользу беременности в связи с ограниченными возможностями получения образования или трудоустройства. В таких обществах материнству придается важное значение, в связи с чем замужество или брачный союз и рождение ребенка могут являться наилучшей из имеющихся ограниченных возможностей 12 .

Подростки, которые желали бы избежать беременности, могут быть неспособны сделать это в связи с отсутствием знаний и неверными представлениями о том, где они могут получить средства контрацепции и как их использовать15. Подростки сталкиваются с барьерами в доступе к противозачаточным средствам, включая ограничительные законы и политику в отношении предоставления средств контрацепции на основе возраста или семейного положения, предвзятое отношение работников здравоохранения и/или нежелание признать потребности подростков в области сексуального здоровья, а также ввиду собственной неспособности подростков получить доступ к противозачаточным средствам в результате нехватки знаний, отсутствия транспорта и финансовых проблем. Кроме того, подростки могут не иметь возможностей или свободы действий, обеспечивающих правильное и постоянное использование методов контрацепции. Ежегодно в развивающихся странах происходит не менее 10 миллионов случаев нежелательной беременности среди девочек-подростков в возрасте 15-19 лет 1 .

Еще одной причиной нежелательной беременности является сексуальное насилие, которое широко распространено в отношении более трети девочек в некоторых странах, сообщающих о том, что их первый половой опыт был получен по принуждению 16 .

Последствия для здоровья

Ранняя беременность среди подростков имеет серьезные последствия для здоровья матерей-подростков и их детей. Осложнения беременности и родов являются основной причиной смертности среди девочек в возрасте 15-19 лет во всем мире, при этом на долю стран с низким и средним уровнем дохода приходится 99% случаев материнской смертности в мире среди женщин в возрасте 15-49 лет 3 . Матери-подростки (в возрасте 10-19 лет) подвергаются более высокому риску эклампсии, послеродового эндометрита и системных инфекций, чем женщины в возрасте 20-24 лет 4 . Кроме того, среди девочек-подростков в возрасте 15-19 лет ежегодно происходят примерно 3,9 миллиона случаев небезопасного аборта, что способствует росту материнской смертности, заболеваемости и приводит к длительным нарушениям состояния здоровья 1 .

Роды в раннем возрасте повышают риск как для матерей, так и для их новорожденных детей. Дети, рожденные в возрасте до 20 лет, подвергаются более высокому риску низкой массы тела при рождении, недоношенности и тяжелых неонатальных заболеваний 4 . В некоторых странах частая беременность в молодом возрасте вызывает серьезную обеспокоенность, поскольку это создает дополнительные риски для здоровья как матери, так и ребенка 17 .

Социально-экономические последствия

Социальные последствия для незамужних беременных подростков могут включать стигматизацию, социальное неприятие или насилие со стороны партнеров, родителей и сверстников. У девочек, которые беременеют в возрасте до 18 лет, выше вероятность того, что они будут испытывать насилие в браке или со стороны партнеров 16 . Беременность и роды в подростковом возрасте нередко вынуждают девочек бросать школу. Хотя в ряде стран предпринимаются усилия к тому, чтобы позволить им вернуться к занятиям после рождения ребенка, это может серьезно ограничивать их возможности получения образования и трудоустройства в будущем 19 .

Деятельность ВОЗ

На раннем этапе достижения Целей тысячелетия в области развития проблеме предупреждения подростковой беременности и связанной с ней смертности и заболеваемости, а также предупреждения ВИЧ-инфицирования и смертности, связанной с ВИЧ, среди подростков и молодых людей не уделялось достаточного внимания ввиду наличия конкурирующих приоритетов 20 . В этот период ВОЗ сотрудничала с партнерами в целях привлечения внимания к проблемам подростков, расширения объема фактических данных и эпидемиологической основы для действий, включая подготовку руководства ВОЗ по предупреждению ранней беременности и неблагоприятных исходов у подростков в развивающихся странах 21 , разработки и тестирования инструментов поддержки программ, наращивания потенциала и осуществления экспериментальных инициатив в небольшом, но растущем числе стран, которые признавали необходимость решения проблем, касающихся здоровья подростков. После того, как мир перешел к достижению Целей в области устойчивого развития, проблемам подростков уделяется центральное место в глобальной повестке дня в области здоровья и развития 21 .

Хотя ВОЗ продолжает свою работу по проведению информационно-разъяснительной деятельности, сбору фактических данных, разработке инструментов и наращиванию потенциала, основное внимание в настоящее время уделяется активизации деятельности на страновом уровне. ВОЗ работает в тесном сотрудничестве с партнерами в рамках системы Организации Объединенных Наций и вне ее в целях внесения вклада в предпринимаемые во всем мире усилия, призванные противодействовать тому, чтобы дети становились женами и матерями. Деятельность ВОЗ направлена на расширение базы фактических данных для действий и на поддержку использования фактических данных в рамках тщательно разработанных и эффективно выполняемых программ на национальном и субнациональном уровнях. Например, ВОЗ осуществляет тесное сотрудничество с ЮНИСЕФ, ЮНФПА и организацией «ООН-женщины» в рамках глобальной программы активизации мер борьбы с детскими браками 22 . ВОЗ сотрудничает также с глобальным партнерством «Планирование семьи 2020», целью которого является обеспечение возможностей доступа к средствам контрацепции дополнительно для 120 миллионов женщин и девочек к 2020 г.

Негосударственные организации играют ведущую роль в деятельности, направленной на предупреждение подростковой беременности во многих странах, осуществляя смелые и инновационные проекты. Число национальных программ, успешно выполняемых под руководством правительств, например в Чили, Эфиопии и Соединенном Королевстве, в настоящее время невелико, но продолжает возрастать 23 . Эти страны показывают что может быть достигнуто при использовании достоверных научных знаний в сочетании с сильным руководством, управлением и настойчивостью. Они подают пример и вдохновляют другие страны на безотлагательное выполнение реально осуществимых задач и осуществление необходимых действий.

Библиография

(1) Darroch J, Woog V, Bankole A, Ashford LS. Adding it up: Costs and benefits of meeting the contraceptive needs of adolescents. New York: Guttmacher Institute; 2016.

(2) UNFPA. Girlhood, not motherhood: Preventing adolescent pregnancy. New York: UNFPA; 2015.

(3) Neal S, Matthews Z, Frost M, et al. Childbearing in adolescents aged 12–15 years in low resource countries: a neglected issue. New estimates from demographic and household surveys in 42 countries. Acta Obstet Gynecol Scand 2012;91: 1114–18. Every Woman Every Child. The Global Strategy for Women`s, Children`s and Adolescents` Health (2016-2030). Geneva: Every Woman Every Child, 2015.

(4) WHO. Global health estimates 2015: deaths by cause, age, sex, by country and by region, 2000–2015. Geneva: WHO; 2016.

(5) Ganchimeg T, et al. Pregnancy and childbirth outcomes among adolescent mothers: a World Health Organization multicountry study. Bjog. 2014;121(S Suppl 1):40-8.

(6) UN DESA, Population Division. World Population Prospects: The 2017 Revision, DVD Edition. New York: UN DESA; 2017.UNDESA, Population Division. World Population Prospects, the 2015 Revision (DVD edition). New York: UNDESA, Population Division, 2015.

(7) UNFPA. Adolescent pregnancy: A review of the evidence. New York: UNFPA, 2013.

(8) UN DESA, Statistics Division. SDG Indicators: Global Database. New York: UN DESA: 2017.

Читать еще:  Дюфастон пить или нет

(9) Every Woman Every Child. The Global Strategy for Women`s, Children`s and Adolescents` Health (2016-2030). Geneva: Every Woman Every Child; 2015.

(10) UNICEF. Ending child marriage: Progress and prospects. New York: UNICEF, 2013

(11) WHO. Global and regional estimates on violence against women: Prevalence and health effects of intimate partner violence and non-partner sexual violence. Geneva: WHO; 2013.

(12) WHO, UNICEF, UNFPA, World Bank Group and the United Nations Population Division. Trends in maternal mortality: 1990 to 2015: Estimates by WHO, UNICEF, UNFPA, World Bank Group and the United Nations Population Division. Geneva: WHO; 2015.Filippi V, Chou D, Ronsmans C, et al. Levels and Causes of Maternal Mortality and Morbidity. In: Black RE, Laxminarayan R, Temmerman M, et al., editors. Reproductive, Maternal, Newborn, and Child Health: Disease Control Priorities, Third Edition (Volume 2). Washington (DC): The International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank; 2016 Apr 5. Chapter 3.

(13) Kozuki N, Lee A, Silveira M, et al. The associations of birth intervals with small-for-gestational-age, preterm, and neonatal and infant mortality: A meta-analysis. BMC Public Health 2013;13(Suppl. 3):S3.

(14) World Bank. Economic impacts of child marriage: Global synthesis report. Washington, DC: World Bank; 2017.

(15) WHO. Preventing early pregnancy and poor reproductive outcomes among adolescents in developing countries. Geneva: WHO; 2011.

(16) Raj A, Boehmer U. Girl child marriage and its association with national rates of HIV, maternal health, and infant mortality across 97 countries. Violence Against Women 2013;19(4).

(17) WHO. Making health services adolescent friendly: Developing national quality standards for adolescent friendly health services. Geneva: WHO; 2012.

(18) WHO. Global Accelerated Action for the Health of Adolescents (AA-HA!): Guidance to support country implementation. Geneva: WHO; 2017.

(19) WHO. Global standards for quality health care services for adolescents. Geneva: WHO; 2015.

(20) WHO. Core competencies in adolescent health and development for primary care providers: including a tool to assess the adolescent health and development component in pre-service education of health-care providers. Geneva: WHO; 2015.

(21) UNESCO. International Technical Guidance on Sexuality Education: An evidence-informed approach for schools, teachers and health educators. Paris: UNESCO; 2009.

(22) UNESCO. Early and Unintended Pregnancy & the Education Sector: Evidence Review and Recommendations. Paris: UNESCO; 2017.

(23) United Nations General Assembly. Resolution adopted by the General Assembly on 25 September 2015: Transforming our world: the 2030 Agenda for Sustainable Development. New York: United Nations; 2015.

Рожать или нет: главное — быть в курсе!

Кто должен платить за аборты? На этот счет в Швейцарии идут сейчас горячие дебаты. Помощь, которую оказывает женщинам Гинекологическая клиника Берна, в любом случае останется убедительным примером цивилизованного подхода к проблеме.

Этот контент был опубликован 17 января 2014 года — 16:51 17 января 2014 года — 16:51 Сюзанн Мисика

Изучала журналистику в Бостоне, изначально всегда стремилась заглянуть в жизни и души других людей. Рабочее время, свободное от написания статей, посвящает созданию подкастов и видео.

Проводить ли операцию по прерыванию нежелательной беременности или нет? Как правило, ответ на этот вопрос даётся очень нелегко, становясь причиной стресса и мучительных раздумий. Но каким бы он ни был, медицинский персонал Гинекологической клиники Берна (Frauenklinik Bern) всегда настроен на то, чтобы оказать женщинам любых возрастов и любой социально-классовой принадлежности всю необходимую помощь, и не в последнюю очередь — информационную.

Мы посетили эту клинику, расположенную на одном из верхних этажей в комплексе зданий самой крупной бернской клиники — больницы «Инзельшпиталь» (Inselspital). Просторная и светлая приемная была залита светом полуденного солнца. На стеллажах — информационные брошюры и бюллетени на всех важнейших языках, Здесь, в клинике, в Центре планирования семьи, женщины могут получить ответы на все волнующие их вопросы.

Показать больше

Швейцария и проблемы ЛГБТ-сообщества

Как Швейцария относится к радуге? Положительно! Подробнее в нашем фокус-досье!

Напомним, что с 2002 года в Швейцарии расходы, возникшие в связи с проведением операций по прерыванию беременности, возмещаются за счет полисов обязательного медицинского страхования, имеющихся у каждого швейцарца. Это положение было одним из результатом народного референдума, на котором решался вопрос легализации в Швейцарии абортов в срок не позднее 12-ой недели (в прессе в связи с этим говорили о поиске «решения проблемы сроков» / «Fristenlösung»).

Противники такой возможности и тогда, и сейчас, утверждают, что поскольку оплата абортов идет через страховку, и поскольку страховые взносы платят все, то косвенно поддерживать аборты приходится и тем, выступает против них по морально-этическим соображениям (см. инфобокс «Инициатива»). Сейчас медикаментозное прерывание беременности в клинике «Инзельшпиталь» стоит примерно 800 франков (примерно 28 тыс. руб.), хирургическое вмешательство обойдется в 2 тыс. франков (около 70 тыс. руб.). Консультативные услуги перед абортом предоставляются бесплатно, их стоимость возмещается из бюджета кантона Берн.

Показать больше

Подпишитесь на наш канал в Инстаграме

Где бы вы ни были: все о Швейцарии на понятном вам языке!

Каждый год клиника предоставляет консультации примерно 400 женщинам, как швейцаркам, так и иностранкам. Как правило они приходят в клинику одни, но случается что и в сопровождении — партнера, родственника или знакомой. По данным доктора Дженни Лютьенс (Jenny Lütjens) начиная с 2002 года количество оказываемых ежегодно консультаций остается стабильным. «Консультация длится примерно 90 минут. При необходимости мы назначаем и повторную консультацию. Мы ни в коем случае не подталкиваем женщин к тому или иному решению относительно аборта, но мы поддерживаем их в попытках найти для себя наиболее оптимальное решение», — подчеркивает доктор Лютьенс в интервью порталу swissinfo.ch.

Инициатива

Законодательная инициатива «Финансирование абортов — частное дело каждого. О частичной разгрузке швейцарской системы медицинского страхования за счет изъятия из каталога обязательных услуг страховых медицинских компаний расходов на проведение операций по прерыванию беременности» была запущена межпартийным комитетом, близким к консервативным христианским кругам.

В частности, эта инициатива требует ввести в Ст. 117 Федеральной конституции Швейцарии новый пункт (п. 3) следующего содержания: «За исключением редких сложных случаев со стороны матери покрытие расходов на проведение операций по прерыванию беременности или редукции эмбрионов за счет обязательного медицинского страхования не производится».

Поскольку речь идет о внесении изменений в Основной закон, данная инициатива будет считаться принятой при условии получения ею так называемого «двойного большинства» (численного большинства как избирателей, так и кантонов).

Референдум пройдет 9 февраля 2014 г.

End of insertion

Большинство женщин, приходящих на консультацию в «Инзельшпиталь», находятся в возрасте от 20 до 35 лет. Доктор Лютьенс и ее коллеги всегда стараются, прежде всего, составить себе представление о том, в какой жизненной ситуации находится данная женщина, и что она лично думает о своей беременности.

«У многих из них семейное или финансовое положение очень трудное, различны и мотивации», — говорит Дж. Лютьенс. Если молодые дамы, как правило, решаются на аборт потому, что не считают себя готовыми к роли матери, то женщины постарше зачастую указывают, что у них уже достаточно детей и еще одного ребенка им просто не нужно. Нередка и ситуация, когда женщина только что рассталась со своим партнером и хотела бы избавиться от любых воспоминаний о нём, в том числе и от его будущего ребенка.

Беттина*, мать мальчика трёх лет, в последний раз посещала Центр планирования семьи прошлой осенью. Она была на втором месяце и только что пережила серьезную операцию на желудке, что было, конечно же, не самой идеальной предпосылкой для успешной и здоровой беременности. Напряженными были у нее и финансовые условия, а потому, в итоге, она все-таки приняла решение провести аборт.

«Ангела Меркель была хорошим другом Швейцарии»

Этот контент был опубликован 23 сентября 2021 года 23 сентября 2021 года Бывший министр и президент Швейцарии Иоганн Никлаус Шнайдер-Амман и его напутственные слова в честь Ангелы Меркель!

«Решение прервать беременность далось нам нелегко, мой муж и я не имели бы в целом ничего против еще одного ребенка. Однако тогда для нас такой вариант был просто неприемлем с финансовой точки зрения», — поделилась Беттина своим опытом с порталом swissinfo.ch. Женщины, которые не знают, рожать ли им или лучше не делать этого по причинам экономического характера, могут побеседовать на эту тему со специальным консультантом-экономистом Сандрой Шертенляйб (Sandra Schertenleib). При необходимости она может помочь получить дополнительную информацию с тем, чтобы женщина, в итоге, могла принять обоснованное, адекватное и наиболее приемлемое для себя решение.

«Очень часто женщины просто не имеют информации о существующих возможностях и вариантах решения стоящих перед ними проблем. Моя задача состоит в том, чтобы предоставить им все необходимые данные. При этом я хочу помочь каждой женщине в отдельности найти самый оптимальный вариант и вновь обрести уверенность в собственных силах, сколь бы тяжелой ни была для неё ситуация», — говорит С. Шертенляйб в интервью порталу swissinfo.ch.

Информационная рассылка

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Например, если финансовая ситуация той или иной женщины действительно весьма тяжела, то тогда С. Шертенляйб может, например, проинформировать ее об условиях получения возможной социальной помощи от государства (в данном случае кантона Берн). Речь может идти и о проблеме ухода за детьми. И тогда в качестве информационной поддержки женщина может получить сведения о специализированных детских садах, о возможностях совместного проживания с такими же молодыми матерями, и так далее.

«С проблемами, однако, сталкиваются не только молодые женщины. Более зрелые пациентки тоже могут оказаться на самом настоящем распутье, не зная, как им поступить дальше и смогут ли они вообще позволить себе иметь еще одного ребенка в дополнение к уже имеющимся детям», — говорит С. Шертенляйб. При этом она особо подчеркивает, что и в богатой Швейцарии есть достаточное количество людей, живущих в очень стесненных финансовых условиях.

Показать больше

Петер Штамм: швейцарский писатель и его «Архив эмоций»

Этот контент был опубликован 21 октября 2021 года 21 октября 2021 года Хорошо известный на постстоветском пространстве, этот швейцарский немецкоязычный автор создал свою узнаваемую вселенную повторяющихся мотивов.

«Ребенок вполне может стать существенным фактором финансового риска, приведя семью или отдельную женщину на грань банкротства. Поэтому в случае нежеланной беременности немедленно встает вопрос, что делать и как поступить». Уже упомянутая нами Беттина очень довольна оказанной ей консультативной помощью. «Тут, в этом центре, ко мне отнеслись с полным уважением, к моим заботам тут отнеслись очень серьезно», — говорит она.

Не упускать из вида

Если женщина все-таки решается провести операцию по прерыванию беременности — а таких насчитывается примерно 80% из всех обращающихся в клинику за консультацией — то тогда «Инзельшпиталь» может организовать и быстро провести необходимое хирургическое или медикаментозное вмешательство.

«Это не означает, конечно же, что после наших консультаций 80% женщин принимают решение провести аборт. Многие ведь уже приходят к нам с формировавшимся мнением и с желанием прервать беременность», — разъясняет нам доктор Дж. Лютьенс значение этих цифр. После аборта женщины еще некоторое время находятся под наблюдением специалистов клиники с тем, чтобы быть уверенным, что все прошло успешно, без негативных последствий как физического, так и ментального характера.

«В ходе первой консультации на женщин сваливается очень большое количество информации. Мы говорим с ними о том, что это означает, провести аборт, какие медицинские, психологические и правовые аспекты связаны с этим решением. Информации действительно очень много, а потому, как правило, имеет смысл через месяц прийти к нам на еще одну консультацию», — говорит доктор Дж. Лютьенс.

В ходе второй консультации на первый план выходит, как правило, вопрос предохранения. Специалисты хотят убедиться, что женщина осознала факт важности сознательного планирования семьи и выбрала наиболее подходящий для нее способ предохранения от нежелательной беременности. В идеале этот метод должен исключить на будущее риск такой беременности.

Анна-Мари Рей (Anne-Marie Rey) живет в пригороде Берна, ей 71 год. В свое время она была одной из первых женщин, выступивших в Швейцарии с требованием включить операции по прерыванию беременности в каталог обязательных услуг, предоставляемых по обычному швейцарскому полису медицинского страхования. Сегодня она опять «на фронте» борьбы против законодательной инициативы, предлагающей отменить эту льготу.

Читать еще:  Можно ли застудить яичники, промочив сильно ноги?

«В свое время у меня ничего не вышло с предохранением, я забеременела, была на шестом месяце, однако на тот момент ребенок ну просто никак не входил в мои жизненные планы», — воспоминает она. Поэтому ей пришлось пойти на аборт, который полвека назад в Швейцарии находился под полным запретом.

«Я приняла решение провести аборт и с тех пор ни разу не пожалела об этом, и проблем у меня никаких потом не было, ни физических, ни психологических. Даже наоборот, я была просто счастлива потом, после операции», — подчеркивает А.-М. Рей в интервью с порталом swissinfo.ch. Получив позже диплом преподавателя хореографии, Анна-Мари и ее муж родили трёх детей.

Описав свой опыт в книге, она сегодня ведет в сети специальный блог, на страницах которого публикуются истории других женщин, в разное время столкнувшихся с необходимостью решать этот тяжелый вопрос — рожать или нет?

Законодательная инициатива, голосовать по которой граждане Швейцарии будут 9 февраля, не предлагает опять делать аборты в Швейцарии нелегальными. Идея состоит в том, чтобы каждый платил за прерывание беременности из собственного кармана, не перекладывая эти расходы на плечи общества в лице швейцарской системы обязательного медицинского страхования.

«В моем случае у меня просто не было бы денег на аборт и мне пришлось бы рожать», — говорит Беттина. По мнению С. Шертенляйб, расходы на проведение аборта не идут ни в какое сравнение с тем, во что обходится средней семье родить, вырастить и воспитать ребенка. Однако даже единовременная уплата 2 тысяч франков может пробить в бюджете иной семьи значительную брешь, и, скорее всего, система социальной помощи брать на себя эти расходы не будет.

С. Шертенляйб почти уверена в том, что изъятие абортов из каталога услуг страховых медицинских касс в Швейцарии ни в коей мере не приведет к сокращению числа операций по прерыванию беременности. А вот число «криминальных» абортов и абортов, проведенных в неподобающих условиях, скорее увеличится, причем серьёзно. Доктор Дж. Лютьенс с этим полностью согласна.

«Положительный вотум народа 9 февраля дополнительно осложнит положение женщин, ситуация которых и так не из простых». Она опасается, что, не имея средств на аборт, многие начнут искать «альтернативные методы», что будет чревато серьезным риском, особенно, если женщины будут прибегать к использованию официально не сертифицированных медикаментов или инструментов. Не исключено, что они будут стараться накопить или занять денег на аборт, теряя драгоценное время. По имеющимся данным сегодня в Швейцарии 75% всех абортов проводится в срок до 8 недели беременности.

Эльвира Бадер (Elvira Bader), бывшая депутат Национального совета (большой палаты федерального парламента Швейцарии) от партии демохристиан (CVP) и сопредседатель комитета, выступившего инициатором упомянутой инициативы, имеет здесь свои аргументы.

Она считает, что расходы на аборты сейчас не настолько уж велики, а люди в Швейцарии не настолько уж бедны, поэтому оплата аборта из собственного кармана не приведет к возникновению массовой нищеты. Кроме того, она и его сторонники ссылаются на научные исследования, проведенные в США и которые показывают, что в случае необходимости финансировать аборты частным способом, люди начинают куда более ответственно подходить к собственной интимной жизни.

* Настоящее имя редакции известно

Статья в этом материале

  • Швейцария и проблемы ЛГБТ-сообщества
  • «Ангела Меркель была хорошим другом Швейцарии»
  • Петер Штамм: швейцарский писатель и его «Архив эмоций»

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Дневники вакцинации. Сотрудники ТАСС — о том, как сделали прививку от коронавируса

Не скрою, перспектива получить вожделенные антитела стала основным мотивом. Не остановило даже то, что по условиям исследования я не знаю, получу я плацебо или вакцину, то есть достигну своей цели или нет. В принципе, шансы на это — один к трем, так как 75% испытуемых все-таки получают оригинальный препарат. Если же я получила "пустышку" — то тоже не буду считать себя обманутой. Чем скорее вакцина пройдет все испытания и выйдет в масштабную серию, тем скорее я и моя семья будем защищены, а жизнь вернется в прежнее русло.

Елена Мишина Личный архив Елены Мишиной

Заявку на участие в исследовании я подала 20 сентября. Условия просты: быть относительно здоровым человеком и не болеть ранее коронавирусом. Через три дня мне позвонили из кол-центра и предложили выбрать удобную клинику для прохождения обследования, по итогам которого станет понятно, могу ли я быть волонтером. Я выбрала клинику на базе городской больницы №52 на Щукинской. Мне предложили записаться на удобный мне день и время. 28 сентября в означенные 10.30 утра я была на месте. Под исследовательский блок выделена половина пятого этажа в здании поликлиники. Помещение новое, с современным ремонтом, по дороге к нужному кабинету не заблудишься — везде брендированные указатели о вакцинации от COVID-19.

Когда пришла к нужному кабинету, в очереди на исследование было всего два человека. Но уже через несколько минут люди стали прибывать. Насколько я поняла, волонтеров и тех, кто приходит централизованно от трудовых коллективов, — примерно поровну. Две молодые девушки прошли обследование, не начав его: как выяснилось, обе недавно вышли замуж и не исключали для себя беременности в течение ближайшего года, что не допускается условиями тестирования. Если же женщина незапланированно забеременеет во время испытания — течение беременности будут наблюдать отдельно.

У меня нет серьезных хронических заболеваний, аутоиммунных нарушений, и становиться матерью еще раз в ближайший год я тоже не планирую — у меня уже есть один ребенок. Выяснив эти факты биографии, терапевт приступил к осмотру — измерил пульс, давление, прослушал легкие, ощупал лимфоузлы. Все оказалось в норме. После этого меня направили на анализы — мазок из носа и горла на ковид, кровь на антитела, тест на алкоголь, наркотики и беременность. Затем я вернулась в кабинет обследования — мне подробно рассказали про исследование и правила участия, и я подписала согласие. На этом первый поход в поликлинику завершился. Все заняло примерно 40 минут — от входа в поликлинику до выхода. Через день мне позвонили и пригласили на вакцинацию.

Почему маски все-таки нужно носить.

В день вакцинации у меня опять проверили пульс, давление, легкие и только потом направили в прививочный кабинет. Пришлось подождать — коробку с моей партией вакцины только что достали из холодильника, и медики попросили немного посидеть в коридоре, пока она нагреется до комнатной температуры. Перед прививкой у меня еще раз взяли кровь из вены, а потом поставили собственно укол — это делается внутримышечно, в плечо.

Укол не болезненный, сопоставим с прививкой от гриппа, которую я делаю каждый год. Посидев полчаса в коридоре, я еще раз зашла в смотровую — там проверили мое самочувствие и место укола. К тому моменту его уже практически не было видно.

Я пришла на прививку около 11 утра и была всего шестой за утро. Краем уха услышала: иногда люди проходят этап с анализами, но накануне вакцинации меняют свое мнение. К этому относятся спокойно. Также, как я заметила, довольно много отводов врачи дают сразу на первом этапе из-за хронических заболеваний.

Прививочное диссидентство мне несвойственно, я несколько лет прожила в Германии — и там без прививок просто не возьмут ребенка в сад. Опции "не прививать ребенка" без серьезных на то медпоказаний в голове у местных матерей нет. Прививочный календарь похож на российский — за одним исключением. Помню удивление врача в детском праксисе (приемном кабинете), когда она при первичном осмотре заметила на плече моего сына папулу от прививки БЦЖ — это вакцина против туберкулеза. В Германии она не входит в прививочный календарь, считается, что эта болезнь там побеждена. Доктор попросила разрешения позвать всех ее молодых коллег, которые были на тот момент в клинике, показать им моего ребенка и долго рассказывала им про туберкулез и вакцинацию от него. Мне она сказала, что ее новые маленькие пациенты из иностранных государств — как правило, Африка и Передняя Азия — приезжают часто вовсе без прививок, и это очень плохо — для нее это маркер развития страны, откуда приезжает ребенок.

Если вдуматься, многие из нас сейчас живы только благодаря прививкам и удаче. Мой прадед умер от брюшного тифа. Дед-фронтовик до самой смерти боролся с последствиями туберкулеза и вспоминал о вспышках холеры на фронте. У мамы, как и у многих ровесников ее послевоенного поколения, на плече навсегда остались следы от вакцинации против оспы. Она родилась в 1951 году, а массовые прививки от полиомиелита в Советском Союзе начались только в 1959-м — и в их дворике в Минске гуляли дети и с костылями, и в огромных тяжелых ботинках на одной ноге, которым не повезло дождаться — они навсегда остались инвалидами.

Я не знаю, как бы я перенесла вакцину от тифа, холеры или оспы — мне не надо ее делать, ее сделал кто-то до меня, чтобы я могла не думать об этом.

После вакцинации "Спутник V" я чувствую себя хорошо. Следующий укол через 10 дней.

Когда после прививки прошла уже неделя, я могу сказать, что вакцинация прошла без осложнений — место укола не чесалось, не болело, температура не повышалась, других подозрительных симптомов не было. На протяжении трех дней после укола мне каждый день звонили врачи из поликлиники, интересовались самочувствием и, несмотря на то, что я отвечала, что все нормально, задавали мне массу уточняющих вопросов о здоровье. Во время последнего звонка врач сказал, что раз со мной все нормально, то ежедневные звонки прекращаются и в следующий раз со мной свяжутся перед второй вакцинацией.

Поскольку я нахожусь в "добровольческом авангарде", то есть пошла на прививку в числе первых, то у меня уже была не только ревакцинация, но и послевакцинационные анализы. Результатов прививки по-прежнему не знаю — самостоятельно тест на антитела я не делала. Вскоре после второго укола я сдала анализ по методу ПЦР (мазок), результаты были отрицательные.

За все время участия в эксперименте я не испытывала симптомов ОРЗ, самочувствие в норме. Второй укол был более болезненным, папула от иглы сохранялась пару часов — а в первый раз место инъекции стало абсолютно незаметным уже через пять минут. Врачи после второго раза звонили реже, чем после первого, — контрольные звонки длились три-четыре дня.

Во время контрольного исследования на 42-й день после первой прививки (в моем случае это было 11 ноября) меня еще раз осмотрел врач. Затем — сдача крови. Поскольку я иду в первом потоке, то в "мои" дни посещения в больнице немноголюдно — не удается даже ни с кем поговорить. Врачи говорят, что следующие потоки добровольцев уже более плотные, на прививку даже есть небольшая очередь.

Окружающие с интересом реагируют на мое участие в эксперименте, много спрашивают о том, как я на это решилась, о моем самочувствии, беспокоятся, опасно ли это. Как выясняется, мало кто знает, что это именно исследование, а не тестовая вакцинация. Много вопросов о том, не боюсь ли я, что получила плацебо. При этом после моего рассказа многие знакомые захотели сделать себе прививку, как только она пойдет в серию. По их словам, пример живого человека, у которого после укола загадочным "Спутником" не выросли рога и хвост, действует лучше любой агитации.

Как изменилось самоощущение после участия в эксперименте, сказать сложно. Наверное, появилось чуть больше уверенности в своем здоровье — как выяснилось при исследовании перед вакцинацией, жаловаться мне не на что. Исчезли даже намеки на страх заболеть ковидом. Предотвратить это я все равно не могу, поэтому стараюсь лучше мыть руки, носить маску там, где этого требуют правила, и жить спокойно — жизнь не должна останавливаться из-за страха.

Павел Скрыльников, 29 лет

Корреспондент редакции социальной и гуманитарной информации

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector