Aoasm.ru

Медицинский портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Здравствуйте! Моя дочь родилась на сроке 39 недель путем Кесарева сечения в чисто ягодичном пред лежании. По шкале Апгар 8/9. После чего было сделано УЗИ головного мозга (нейросонография). В заключении написано: асимметричная дилатация затылочных рогов боковых желудочков. При доплерометрии нарушений кровотока не выявлено. Я задала вопрос врачу, все ли нормально, и что это вообще за диагноз. На что мне ответили, что не стоит переживать, это пройдет и это случается! Пожалуйста, помогите разобраться, могу предоставить полное УЗИ исследование со всеми данными

Здравствуйте! Моя дочь родилась на сроке 39 недель путем Кесарева сечения в чисто ягодичном пред лежании. По шкале Апгар 8/9. После чего было сделано УЗИ головного мозга (нейросонография). В заключении написано: асимметричная дилатация затылочных рогов боковых желудочков. При доплерометрии нарушений кровотока не выявлено. Я задала вопрос врачу, все ли нормально, и что это вообще за диагноз. На что мне ответили, что не стоит переживать, это пройдет и это случается! Пожалуйста, помогите разобраться, могу предоставить полное УЗИ исследование со всеми данными!

На Ваш вопрос отвечает Галина Леонидовна Знаменская, врач детский невролог высшей категории, заведующая отделением детской неврологии Частной клиники «Косма »: «Без осмотра ребенка выводы делать не корректно, но, если оценивать цитируемые данные УЗИ, то страшного ничего нет. Рекомендуем проконтролировать НСГ через 1,5-2 месяца, показать ребенка врачу-офтальмологу для осмотра глазного дна, а затем врачу-неврологу. Расширение затылочных рогов часто бывает у незрелых детей, позже данное явление исчезает».

Приглашаем Вас в клинику «Косма »!

В филиалах в городах Самара, Новокуйбышевск ведут прием врачи-офтальмологи высокой квалификации:

1. Надежда Ефимовна Космирова, главный врач клиники, врач-офтальмолог высшей категории.

2. Надежда Вениаминовна Кийко , врач-офтальмолог, заведующая отделением оптометрии

5. Татьяна Владимировна Корнеева , врач-офтальмолог второй категории.

Также в наше клинике Вы можете сделать УЗИ и записаться на прием к неврологу.

УЗИ проводят 2 высококвалифицированных врача:

1. Игорь Викторович Котляров, врач УЗД высшей категории.

2. Наталья Викторовна Липатова, врач УЗД и функциональной диагностики первой категории.

В нашей клинике также работают 4 высококвалифицированных врача детских невролога:

1. Галина Леонидовна Знаменская, врач детский невролог высшей категории, заведующая отделением детской неврологии

2. Ирина Карповна Гражданко, врач детский невролог высшей категории

3. Людмила Юрьевна Ромашова, врач детский невролог первой категории

Записаться ко всем врачам можно по телефону +7 (846 ) 212-98-20 или отправить электронную заявку с нашего сайта.

Спасибо Вам за вопрос!

Здоровья Вам и Вашей дочке!

22.12.2014, 2932 просмотра.

ООО «Частная клиника «КОСМА»», Самара

Лицензия на осуществление медицинской деятельности №ЛО-63-01-004986
от 13 февраля 2019 года, выдана Министерством здравоохранения
Самарской области

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

  • Вызов врача на дом
  • Запись на прием
  • Отзывы
  • +7 (846) 212 98 20
  • Заказать звонок

© 1997-2021 ООО «Частная клиника «КОСМА», Самара.

Лицензия на осуществление медицинской деятельности №ЛО-63-01-004986 от 13 февраля 2019 года, выдана Министерством здравоохранения Самарской области

Глава 1

В те времена, когда медицина базировалась преимущественно на результатах физикального обследования человека, наименее доступным оставался головной мозг, скрытый черепной короб­кой. Применение компьютерной и магнитно-резонансной томографии совершило переворот в медицине, позволив объективно оценивать состояние вещества головного мозга. Эти методы объединены понятием нейровизуализации. Их использование позволяет ответить на вопрос: есть ли изменения и где они локализуются, оценить состояние ликворсодержащей системы и приле­гающих к патологическому очагу тканей и, наконец, определить природу патологического про­цесса. Ответить на поставленные вопросы невозможно без знания нормальной лучевой анатомии головного мозга. С учетом особенностей морфологии и физиологии головного мозга отдельно опи­сана лучевая анатомия задней черепной ямки и структур, лежащих выше намета мозжечка.

Из лучевых методов диагностики в настоящее время достаточно широко применяются ульт­развуковое исследование головного мозга (нейросонография), КТ, МРТ. Эти методы, имея свои достоинства и недостатки, взаимно дополняют друг друга. В отделении лучевой диагностики мно­гопрофильной больницы наиболее целесообразно применение всех вышеперечисленных мето­дик. Решение о выборе метода в каждом конкретном случае принимается коллегиально врачом-клиницистом и врачом лучевой диагностики.

Достоинствами нейросонографии являются доступность, простота применения, возможность использования у постели больного, отсутствие необходимости в специальной предварительной подготовке. Однако результаты нейросонографии существенно зависят от профессионализма исследователя, качества применяемой аппаратуры. Высока степень субъективности оценки по­лучаемых данных. Несмотря на это, УЗИ головного мозга до сих пор является основным мето­дом диагностики у новорожденных и детей раннего возраста.

КТ позволяет выявить изменения, более точно оценить динамику патологического процес­са. Из особенностей КТ следует отметить действие ионизирующего излучения на пациента во время исследования, а у детей раннего возраста и у лиц, находящихся в состоянии психомотор­ного возбуждения — необходимость применения анестезиологического пособия.

М РТ становится все более доступным методом лучевой диагностики, позволяя наиболее полно оценить процессы развития мозга, выявить изменения, провести дифференциальную диагнос­тику и уточнить динамику течения заболевания. Это единственный метод, позволяющий наблю­дать за процессами миелинизации головного мозга, дифференцировать стадии геморрагического процесса. Однако проведение МРТ требует специального оборудования для обследования больных, находящихся в реанимации, занимает много времени, в ряде случаев диктует необходимость применения анестезиологического пособия.

AHATОMO-ФИЗИ0Л0ГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОЗГА НОВОРОЖДЕННОГО

Головной мозг новорожденного относительно велик, его масса не превышает 10% от массы тела, в то время как у взрослого человека она составляет 2—2,5%. Крупные борозды и извилины выражены очень хорошо, но имеют малую глубину. Мелких борозд мало, они появляются только в первые годы жизни. Размеры лобной доли меньше, чем у взрослых, а затылочной, наоборот, больше. Мозжечок развит слабо, характеризуется малой толщиной, небольшими размерами полушарий и поверхностными бороздами. Боковые желудочки крупные, представляются ра­стянутыми. Твердая мозговая оболочка у новорожденных тонкая, ее наружный листок на большой площади сращен с костями черепа. Венозные пазухи тонкостенные и уже, чем у взрослых. Мягкая и паутинная оболочки мозга тонкие, субдуральное и субарахноидальное пространство узкие. Цистерны, расположенные на основании мозга, напротив, относительно крупные. Водопро­вод мозга шире, чем у взрослых. К моменту рождения мозг содержит около 88% воды, к 2 годам этот показатель снижается до 82%. Это совпадает с растущей концентрацией липидов. Процесс миелинизации (формирования миелиновой мембраны вокруг аксона) к моменту рождения не завершен. Наиболее миелинизированы проводящие пути спинного и продолговатого мозга.

Развитие нервных путей и окончаний идет центростремительно, в цефалокаудальном на­правлении и поэтапно, в строгом соответствии с биологическим возрастом ребенка. Базаль-ные ганглии составляют гораздо большую часть мозга у недоношенного ребенка, чем у доно­шенного, и развиваются раньше коры головного мозга и белого вещества.

Ткань субэпендимального терминального матрикса, расположенного первоначально над головкой и телом хвостатого ядра, в основном снабжается кровью артерией Гейбнера (Heubner) с дополнительным кровоснабжением из конечных ветвей латеральных стриарных и хорио-идных артерий. Артерия Гейбнера и хориоидные артерии имеют особенно большой диаметр у недоношенных. В 80% случаев интравентрикулярные геморрагии связаны с терминальным матриксом. Субэпендимальный матрикс содержит незрелую сосудистую сеть, которая начиная с 32-й недели гестации преобразуется во вполне развитое капиллярное ложе. В это время роль артерии Гейбнера снижается до кровоснабжения маленькой области головки хвостатого ядра.

ЛУЧЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МОЗГА НОВОРОЖДЕННОГО Ультразвуковая анатомия головного мозга новорожденного

Нейросонография, благодаря своей простоте, доступности и качеству получаемого изоб­ражения, является оптимальной методикой для выявления структурных изменений головно­го мозга детей на раннем этапе обследования.

Как при всяком ультразвуковом исследовании, все видимые структуры головного мозга по эхогенности можно подразделить на гипер-, гипо-, изо- и анэхогенные. Наиболее яркими — гиперэхогенными — выглядят кости черепа. Сосудистые сплетения желудочков также гипер-эхогенны. Особенно хорошо лоцируются сплетения боковых желудочков, которые, распрост­раняясь в теле, височном роге и области треугольника, при сканировании в сагиттальной плос-

кости формируют «фигуру перстня» (рис. 1.1). При исследовании во фронтальной и аксиаль­ной плоскостях сплетения отчетливо визуализируются в виде ярких линейных структур на фоне анэхогенной — темной — спинномозговой жидкости в желудочках (рис. 1.2). Форма и симметричность сосудистых сплетений имеют большое диагностическое значение. Утолще­ние одного из них по отношению к другому позволяет заподозрить внутрижелудочковое кро­воизлияние (ВЖК I у доношенных детей). Кисты сосудистых сплетений также являются не­редкими находками у новорожденных — 3% по данным T.Riebel (1992).

Читать еще:  Мочевой пузырь по гипотоническому типу

Червь мозжечка, стенки мозговых артерий определяются как гиперэхогенные образования. Ярким выглядит и рисунок борозд, обусловленный мягкой мозговой оболочкой. Само серое вещество выглядит гипоэхогенным, и яркие борозды контурируют извилины большого мозга, формируя рисунок коры. В виде гипоэхогенных образований представлены полушария мозжечка и стволовые структуры. Подкорковые ядра имеют несколько большую акустическую плотность по сравнению с окружающим белым веществом. При получении срединного изображения в са­гиттальной плоскости отчетливо визуализируется гипоэхогенное мозолистое тело, четко отгра­ниченное от серого вещества коры гиперэхогенной поясной бороздой. Здесь же определяются структуры, расположенные строго по средней линии: III желудочек, водопровод мозга, IV желудочек. Пространства, заполненные спинномозговой жидкостью, а именно желудочки моз­га, большая цистерна, субарахноидальные пространства по конвекситальной поверхности мозга, видны как анэхогенные образования. Исключением являются цистерны основания мозга, ко­торые при сканировании в аксиальной плоскости формируют типичный гиперэхогенный рисунок. Эти пространства, содержащие спинномозговую жидкость, становятся гиперэхогенными вслед-

Рис. 1.1. Нейросонография. Изображения головного мозга в сагиттальной плоскости: а — срединно-сагиттальный срез; б — парасагиттальный срез через тела боковых желудочков.

I — поясная борозда; 2 — мозолистое тело; 3 — межжелудочковое отверстие; 4 — сосудистое сплетение нижнего рога; 5 — клубок сосудистого сплетения; 6 — III желудочек; 7 — височная доля; 8 — лобная доля; 9 — теменная доля; 10 — инфундибулярный карман; 11 — водопровод среднего мозга; 12 — четверохол-мная цистерна; 13 — IV желудочек; 14 — мозжечок; 15 — межталамическая спайка.

Рис. 1.2. Нейросонография. Изображения головного мозга в корональной плоскости: а — через передние рога боковых желудочков; б — через структуры задней черепной ямки.

1 — передний рог бокового желудочка; 2 — мозолистое тело; 3 — латеральная щель мозга; 4 — островок; 5 — лобная доля; 6 — височная доля; 7 — чешуя височной кости; 8 — III желудочек; 9 — цистерна проме­жуточного паруса; 10 — четверохолмная цистерна; 11 — охватывающая цистерна; 12 — намет мозжечка; 13 — червь мозжечка; 14 — полушария мозжечка; 15 — затылочная кость.

ствие пульсации расположенных в них артерий артериальный круг большого мозга. При этом значительно улучшается визуализация гипоэхогенных структур среднего мозга — пластины чет­верохолмия, ножек мозга, водопровода, который представлен двумя тонкими короткими по­лосками, параллельными друг другу.

Рисунок базальных цистерн формирует расположенная над одноименной пластиной четве­рохолмная цистерна, которая сзади ограничена верхними отделами червя мозжечка, а по бокам — краями вырезки намета мозжечка. Огибая с обеих сторон средний мозг, она переходит в охваты­вающую цистерну, которая располагается между латеральными краями среднего мозга и пара-гиппокампальными извилинами, сливаясь затем между ножками мозга в межножковую цистерну. В передней части межножковой цистерны расположена изоэхогенная мозгу воронка гипофиза с рисунком инфундибулярного кармана III желудочка в виде двух тонких гиперэхогенных полосок с анэхогенным промежутком между ними, который соответствует изображению спинномозго­вой жидкости III желудочка. Кпереди от межножковой цистерны располагается перекрест зри­тельных нервов, также окруженный ликвором супраселлярной цистерны. Цистерна латеральной щели отделяет задние отделы лобной доли от передних отделов височной доли.

Ультразвуковое исследование проводится в режиме реального времени и позволяет визуали­зировать пульсирующие сосуды головного мозга. При сканировании в аксиальной плоскости в области охватывающей цистерны можно увидеть заднюю мозговую артерию, латеральнее во­ронки гипофиза отмечаются поперечные сечения внутренних сонных артерий, между ножками мозга — поперечник базилярной артерии (БА). При сканировании во фронтальной плоскости

в проекции латеральных щелей мозга отчетливо визуализируются пульсирующие средние моз­говые артерии, а в передних отделах межполушарной щели — передние мозговые артерии.

Следует отметить, что при чрезродничковом сканировании у детей первого месяца жизни перивентрикулярное белое вещество в проекции треугольников боковых желудочков может выглядеть гиперэхогенным. Это изображение в литературе носит название перивентрикулярного «halo» [Grant E., 1983], или околотреугольникового «blush» [Di Pietro M.A., 1986]. Эти феномены пытаются объяснить большим содержанием макромолекул воды в мозге новорожденного из-за незавершенного процесса миелинизации, а также возможными артефактами отражения уль­тразвукового луча от сосудистых сплетений, расположенных в треугольниках боковых желу­дочков. Данное изображение следует дифференцировать от гипоксически-ишемического по­ражения белого вещества — перивентрикулярной лейкомаляции, которое на раннем этапе характеризуется гиперэхогенными зонами, чаще всего в районе передних рогов и треугольни­ков боковых желудочков. Ведущую роль при этом играет неврологическая симптоматика.

При нейросонографии обязательно измеряют ширину внутренних ликворсодержащих про­странств. Чаще всего в практической деятельности пользуются схемой измерений, которая была предложена M.S.Leven (1985). Измерения осуществляются при сканировании во фронтальной плоскости на уровне отверстий Монро. Здесь измеряют ширину боковых желудочков — как расстояние от средней линии до самой латеральной точки желудочка (13 мм), косой размер — как дистанцию между самой выпуклой и самой вогнутой точками передних рогов (2—3 мм), и ширину III желудочка (до 5 мм). Допускается незначительная (в пределах 2 мм) асимметрия боковых желудочков. Между передними рогами может лоцироваться полость прозрачной перегородки (cavum septi pellucidi), ширина которой у доношенного ребенка не должна превышать 2 мм. У не­доношенных детей она, как правило, шире и требует мониторирования, так как в случае ее ро­ста, из-за сдавливания отверстий Монро, может развиться бивентрикулярная гидроцефалия.

Картина мозга новорожденного при КТ и МРТ значительно отличается от картины мозга детей других возрастных периодов и взрослых.

КТ-анатомия мозга новорожденного

Поскольку мозг новорожденного содержит относительно много воды и мало липидов, то плотность мозговой ткани новорожденного при КТ меньше и повышается с возрастом (табл. 1.1).

Разница в плотности между белым и серым веществом в любом возрасте более 10 HU должна рассматриваться как патология. Большая цистерна мозга у новорожденных имеет значительные размеры и составляет от 2 мм до 9—10 мм, в зависимости от индивидуальных особенностей. На

Плотность мозговой ткани при компьютерной томографии в различные возрастные

СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ФУНКЦИИ СТВОЛА ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ АКСИАЛЬНОЙ ДИСЛОКАЦИИ

Изобретение относится к медицине, а именно нейрохирургии, неврологии и лучевой диагностике. Проводят томографию головного мозга. В сагиттальной плоскости определяют максимальную глубину вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие. Каждые 3 мм вклинения оценивают в 1 балл. Затем измеряют коротколатентные стволовые слуховые вызванные потенциалы и оценивают: одностороннее увеличение латентности — в 1 балл, одностороннее увеличение межпиковых интервалов — в 1 балл, двустороннее увеличение латентности — в 2 балла, двустороннее увеличение межпиковых интервалов — в 2 балла. Суммируют полученные баллы. При сумме до 7 баллов включительно прогноз считают благоприятным для восстановления функции ствола головного мозга, от 8 баллов и выше — неблагоприятным. Способ позволяет повысить достоверность прогноза, что достигается за счет интегральной оценки морфологических и функциональных изменений, возникающих при аксиальной дислокации ствола мозга.

Способ прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации, включающий проведение томографии головного мозга и анализ полученных результатов, отличающийся тем, что в сагиттальной плоскости определяют максимальную глубину вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, каждые 3 мм вклинения оценивают в 1 балл, затем измеряют коротколатентные стволовые слуховые вызванные потенциалы, оценивают одностороннее увеличение латентности в 1 балл, одностороннее увеличение межпиковых интервалов — в 1 балл, двустороннее увеличение латентности — в 2 балла, двустороннее увеличение межпиковых интервалов — в 2 балла, суммируют полученные баллы, при сумме до 7 баллов включительно прогноз считают благоприятным для восстановления функции ствола головного мозга, от 8 баллов и выше — неблагоприятным для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

Изобретение относится к медицине, а именно нейрохирургии, неврологии и лучевой диагностике, и может быть использовано для прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации при черепно-мозговой травме и заболеваниях головного мозга.

Читать еще:  Можно ли делать Прививки при Гидроцефалии неуточненной

Известен способ прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации (патент РФ №2276364, опубликован 10.05.2006 г.). При анализе гепаринизированной венозной периферической крови, которую центрифугируют, исследуют поверхностные рецепторы лимфоцитов методом непрямой имуннофлюоресценции с помощью моноклональных антител серии ИКО. Если относительное содержание CD3+ клеток ниже 30%, CD4+ клеток ниже 12,5%, а CD95+ клеток ниже 7,7%, то прогноз дислокации оценивают как неблагоприятный для восстановления функции ствола головного мозга и жизни. Недостатками способа являются косвенное суждение о прогнозе восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации.

Известен способ прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга (патент РФ №2433782, опубликован 20.11.2011 г.), принятый за прототип. Проводят компьютерную томографию головного мозга. Измеряют расстояния между латеральными участками передних рогов боковых желудочков и максимальное расстояние между внутренними пластинками костей черепа на этом уровне; ширину боковых желудочков на уровне головок хвостатых ядер и максимальное расстояние между внутренними пластинками костей черепа на этом уровне; и ширину III желудочка и максимальное расстояние между внутренними пластинками костей черепа на этом уровне. Затем вычисляют вентрикуло-краниальные индексы: ВКИ 1 передних рогов боковых желудочков, ВКИ 2 боковых желудочков на уровне головок хвостатых ядер, ВКИ 3 III желудочка по приведенным формулам. После этого рассчитывают коэффициент гипертензии (КГ) по формуле:

где ВКИб — вентрикуло-краниальные индексы пациента, ВКИн — возрастные нормы вентрикуло-краниальных индексов для данного индивидуума. При значении КГ от -1 до -3 прогноз считают тревожным, дислокационный синдром умеренно выраженным, в фазе декомпенсации, требуется проведение интенсивной терапии, прогноз для восстановления функции ствола головного мозга благоприятный. При значении КГ меньше -3 дислокационный синдром считают выраженным, показано проведение срочного хирургического вмешательства, прогноз для восстановления функции ствола головного мозга может быть как благоприятным, так и неблагоприятным.

Однако прототип не позволяет точно прогнозировать восстановление функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации.

Изобретение направлено на создание способа прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации, обеспечивающего повышение точности оценки.

Указанный технический результат при осуществлении изобретения достигается тем, что в способе прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации, включающем проведение томографии головного мозга и анализ полученных результатов, особенность заключается в том, что в сагиттальной плоскости определяют максимальную глубину вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, каждые 3 мм вклинения оценивают в 1 балл, затем измеряют коротколатентные стволовые слуховые вызванные потенциалы, оценивают одностороннее увеличение латентности в 1 балл, одностороннее увеличение межпиковых интервалов — в 1 балл, двустороннее увеличение латентности — в 2 балла, двустороннее увеличение межпиковых интервалов — в 2 балла, суммируют полученные баллы, при сумме до 7 баллов включительно прогноз считают благоприятным для восстановления функции ствола головного мозга, от 8 баллов и выше — неблагоприятным для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

Способ осуществляют следующим образом. Пациентам с тяжелой черепно-мозговой травмой или заболеваниями головного мозга, сопровождающимися аксиальной дислокацией мозга, проводят компьютерную спиральную и/или магнитно-резонансную томографию. В сагиттальной плоскости определяют максимальную глубину вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, каждый миллиметр вклинения оценивают в 1 балл. Затем измеряют коротколатентные стволовые слуховые вызванные потенциалы, оценивают одностороннее увеличение латентности в 1 балл, одностороннее увеличение межпиковых интервалов — в 1 балл, двустороннее увеличение латентности — в 2 балла, двустороннее увеличение межпиковых интервалов — в 2 балла. Суммируют полученные баллы, при сумме до 7 баллов включительно прогноз считают благоприятным для восстановления функции ствола головного мозга, от 8 баллов и выше — неблагоприятным для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

Заявленный способ прогнозирования восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации разработан в РНХИ им. проф. А.Л. Поленова и прошел клинические испытания при лечении 57 пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой и опухолями головного мозга, которым в результате обследования был достоверно осуществлено прогнозирование восстановления функции ствола головного мозга при аксиальной дислокации.

Приводим клинические примеры — выписки из истории болезни.

Пример 1. Пациентка В., 37 лет, ист. болезни №866, поступила в РНХИ им. проф. А.Л. Поленова в плановом порядке с жалобами на головные боли, снижение зрения на оба глаза, пошатывание при ходьбе. Больна около 2 месяцев. Сознание не нарушено, ориентирована правильно, движения глазных яблок в полном объеме. Координаторные пробы выполняет неуверенно, адиадохокинез, в позе Ромберга неустойчива. Симптом Бабинского слева. Имеют место дислокационные симптомы в виде пареза взора кверху и пареза конвергенции, снижения корнеальных рефлексов, диссоциации мышечного тонуса по продольной оси тела. Проведено комплексное обследование, при магнитно-резонансной томографии в проекции вырезки намета мозжечка слева определяется солидное объемное образование, распространяющееся суб- и супратенториально, с четкими контурами, размерами 62×53×55 мм, имеются признаки аксиальной дислокации. Определена глубина вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, которая составила 13 мм, глубина вклинения оценена в 4 балла. Произведено измерение коротколатентных стволовых слуховых вызванных потенциалов, выявлено одностороннее увеличение латентности, которое оценено в 1 балл, и одностороннее увеличение межпиковых интервалов, которое оценено в 1 балл. Сумма баллов составила 6, прогноз благоприятный для восстановления функции ствола головного мозга.

Диагноз: менингиома вырезки намета мозжечка слева с аксиальной дислокацией и благоприятным прогнозом для восстановления функции ствола головного мозга.

В ускоренном порядке выполнено оперативное вмешательство — костнопластическая трепанация черепа, тотальное удаление менингиомы из комбинированного супра- и субтенториального доступа, степень радикальности Simpson I. Гистологическое исследование: атипическая менингиома с повышенной пролиферативной активностью, степень анаплазии II, ИБА 5-8%. Послеоперационный период без осложнений. В течение 4 суток после операции регрессировали дислокационные симптомы. Рана зажила первичным натяжением. Выписана на 12 сутки под наблюдение невролога по месту жительства.

В представленном наблюдении у пациентки с коротким анамнезом была выявлена больших размеров опухоль, вызвавшая аксиальную дислокацию головного мозга. На основании предложенного способа прогноз аксиальной дислокации оценен как благоприятный для восстановления функции ствола головного мозга, что и было отмечено клинически на протяжении 4 суток после оперативного вмешательства.

Пример 2. Пациент Н., 18 лет, ист. болезни №2782, поступил в РНХИ им. проф. А.Л. Поленова в плановом порядке переводом из Мариинской больницы, куда был доставлен накануне скорой помощью с диагнозом: кома неясной этиологии. При комплексном обследовании обнаружены данные за ушиб головного мозга тяжелой степени. При поступлении состояние тяжелое, компенсированное по витальным функциям, сознание нарушено до уровня комы (6 баллов по шкале комы Глазго), реакция на болевые раздражители нескоординированная, зрачки D=S, умеренно расширены, фотореакция отсутствует, не вызывается окулоцефалический рефлекс, не глотает, глубокие рефлексы D=S, низкие, диссоциация рефлексов и мышечного тонуса по продольной оси тела, симптом Бабинского с двух сторон. При спиральной компьютерной томографии обнаружен перелом костей свода черепа, массивное субарахноидальное кровоизлияние, очаги размозжения обеих лобных долей, имеют место признаки аксиальной дислокации. Определена глубина вклинения миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, которая составила 16 мм, глубина вклинения оценена в 5 баллов. Произведено измерение коротколатентных стволовых слуховых вызванных потенциалов, выявлено двустороннее увеличение латентности, которое оценено в 2 балла, и двустороннее увеличение межпиковых интервалов, которое оценено в 2 балла. Сумма баллов составила 9, прогноз неблагоприятный для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

Диагноз: ушиб головного мозга тяжелой степени с аксиальной дислокацией и неблагоприятным прогнозом для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

В условиях реанимационного отделения интубирован, проводилось вспомогательная вентиляция легких, адекватное консервативное лечение, на фоне которых отмечено ухудшение, к 4 суткам наблюдались нестабильность гемодинамики, атония, арефлексия, двусторонний мидриаз, а на 5 сутки наступила остановка дыхания и сердечной деятельности. Реанимационные мероприятия эффекта не принесли, констатирована смерть.

В представленном наблюдении у пациента имела место тяжелая черепно-мозговая травма с формированием очагов размозжения головного мозга, вызвавшая аксиальную дислокацию головного мозга. На основании предложенного способа прогноз аксиальной дислокации оценен как неблагоприятный для восстановления функции ствола головного мозга и жизни.

Читать еще:  Дочка проснулась издавая странные звуки и испытывала дрожь головы

Характерные особенности нейросонографии у детей первого года жизни с синдромом Дауна

В работе описаны характерные особенности нейроанатомии ЦНС при синдроме Дауна, выявленные при ультразвуковом исследова­нии головного мозга через большой родничок методом нейросо­нографии. Сравнительное исследование головного мозга данным методом у детей грудного возраста с синдромом Дауна и с типич­ным развитием позволило выявить характерный признак, назван­ный «вентрикуло-фронтальное расстояние». Исследование пока­зало, что это расстояние у детей с синдромом Дауна на 3–4 мм меньше, чем у детей без хромосомной патологии. Этот признак может рассматриваться как дополнительный критерий, позволя­ющий диагностировать или заподозрить синдром Дауна при скри­нинговых исследованиях плода во II и III триместрах беременности.

Источник:
Автор:
Правообладатель:

Во всем мире пренатальный скрининг на синдром Дауна ежегодно охватывает миллионы беременных женщин. Комбинированное тестирование, которое проводится в первом триместре беременности, включает ультразвуковое обследование и анализы крови будущей матери [2, 4]. Пренатальный скрининг нацелен на то, чтобы оценить риск рождения у конкретной женщины ребенка с хромосомным нарушением (синдромом Дауна, Эдвардса и др.)

Полученные в результате скрининга оценки делят на положительные (высокий риск рождения ребенка с генетической патологией) и отрицательные (низкий риск). Комбинированный скрининг не всегда чувствителен к выявлению нарушений. Существует возможность так называемого ложноотрицательного результата, когда при диагностируемом низком риске ребенок может родиться с патологией.

В случае положительного результата скрининга родителей направляют в медико-генетическую консультацию, где матери предлагают пройти дополнительное обследование, которое сопряжено с некоторым риском для еще не родившегося ребенка. Речь идет о инвазивных (от лат. invasio – вторжение, проникновение) методах диагностики. К прямым инвазивным методам диагностики относят биопсию хориона (срок проведения – 8–11-я недели беременности), амниоцентез (15–22-я недели), кордоцентез (16–22-я недели), плацентоцентез и др. [1, с. 5]. Объективные данные говорят о том, что риск прерывания беременности вследствие инвазивных методов составляет от 1 до 2 % [1, 2].

В последнее время разработаны и применяются на практике неинвазивные, безопасные для матери и ребенка методы. Они основаны на получении из крови матери и статистическом анализе множества сегментов ДНК плода. В США этот новый высокоточный метод пренатального скрининга внедряется в практику [3]. Известно, что в России тоже используется подобный способ [4]. Однако сами разработчики признают, что данная методика является дорогой и пока не вошла в широкую практику. Более подробно пренатальный скрининг описан в статье «Диагностика и выявление болезней антенального происхождения» [5].

В Англии и Уэльсе с 1989 года ведется тщательный анализ данных по всем беременностям с высоким риском рождения ребенка с патологией: учитываются живорожденные дети с синдромом Дауна, невынашивание или мертворождение, искусственное прерывание беременности, потери здоровых детей и т. д. Выявлено, что благодаря современной пренатальной диагностике ежегодно в Англии и Уэльсе снижается число рождения детей с синдромом Дауна на 660 случаев, однако наряду с этим регистрируется потеря 400 здоровых детей [2, с. 13].

Мировая медицинская практика свидетельствует о том, что необходимо совершенствовать методы диагностики хромосомных аномалий плода в целом и, в частности, делать акцент на развитии неинвазивных методов исследования для уменьшения потерь здоровых детей, для предоставления объективной информации будущим родителям в случае наличия генетической патологии у ребенка [9].

До недавнего времени знания об особенностях строения центральной нервной системы (ЦНС) у людей с синдромом Дауна базировались на исследованиях биологического материала. Были получены данные, согласно которым вес головного мозга у детей с синдромом Дауна меньше среднестатистического; мозжечок, лобные и височные доли существенно меньше по объему; значительно уже верхняя теменная извилина. В последние годы новые технические возможности (магнитно-резонансная томография) позволили выявлять эти особенности прижизненно; были подтверждены данные о несколько меньшем объеме мозга, диспропорционально малом мозжечке. Объемы теменных и височных долей относительно объема всего мозга являются диспропорционально большими, в то же время относительные размеры лобных и затылочных долей пропорционально соотносятся с показателями общего объема головного мозга. Как показывают исследования, меньший в сравнении с нормой объем головного мозга отмечается начиная с 22–24­й недели гестации, и уже на 12–20­й неделе гестации отмечаются меньшие лобно-затылочные размеры головного мозга, редукция роста лобной доли, сужение верхней височной извилины, меньшие размеры стволовых структур и мозжечка [10].

Эти данные определяют специфику психоречевого развития, поведения и психики. Так, гипоплазия мозжечка обусловливает гипотонию, трудности координации движений, нарушения функционирования артикуляционной мускулатуры. Специфическая анатомия лобных долей определяет такие особенности, как склонность к персеверациям, дефицит внимания [8].

Характерные особенности нейроанатомии ЦНС при синдроме Дауна были выявлены нами при ультразвуковом исследовании головного мозга ребенка через большой родничок методом нейросонографии.

Нейросонография – ультразвуковое сканирование головного мозга через большой родничок – позволяет исследовать головной мозг у плода, новорожденных и детей грудного возраста, оценить степень его зрелости, диагностировать аномалии развития, выявить внутримозговые, внутрижелудочковые кровоизлияния, гипоксические поражения головного мозга [11]. Повторные ультразвуковые исследования дают возможность отслеживать динамику патоморфологических процессов, адекватно проводить патогномоничную (специфичную для данного заболевания) терапию, оценивать эффективность лечения, своевременно предотвращать развитие осложнений. Неинвазивность, безвредность метода позволяет проводить нейросонографию в любых функциональных состояниях ребенка, а высокая информативность делает этот метод особенно важным при использовании его в перинатологии и педиатрии [6].

Недавно были подведены итоги сравнительного исследования головного мозга методом нейросонографии у 32 ново­ рожденных и детей грудного возраста с синдромом Дауна и 32 здоровых новорожденных и детей грудного возраста.

Впервые отмечено, что фронтальные рога боковых желудочков у детей с синдромом Дауна имеют более вытянутую и изогнутую форму, вследствие чего расстояние между верхушкой фронтального рога бокового желудочка и внутренней поверхностью лобной кости меньше, чем у здоровых детей. Этот признак был назван «вентрикуло-фронтальное расстояние». Измерение производилось в парасагиттальном сечении, которое является оптимальным для оценки формы и размеров бокового желудочка, структуры сосудистого сплетения, перивентрикулярных зон и подкорковых ганглиев. Впервые обнаружено и зафиксировано, что вентрикуло-фронтальное расстояние у детей с синдромом Дауна на 3–4 мм меньше, чем у детей контрольной группы. Так, у здоровых новорожденных оно составляет 14–15 мм, а у новорожденных с синдромом Дауна – 10–11 мм, у здоровых детей грудного возраста – 16–17 мм, а у детей того же возраста с синдромом Дауна – 13–14 мм. Кроме того, у детей с синдромом Дауна менее выражен рисунок извилин и борозд, чем у здоровых детей того же возраста. Особенность ультразвукового изображения фронтальных рогов боковых желудочков (их более вытянутая и изогнутая форма) выявлена только у детей с синдромом Дауна, что может являться существенным признаком при скрининговых исследованиях плода. Ультразвуковая картина, иллюстрирующая разницу вентрикуло­фронтального расстояния при наличии синдрома Дауна и при его отсутствии у детей 1, 3, 6 и 10 месяцев, представлена на рисунках 1–4 (парасагиттальное сечение, 1 – верхушка фронтального рога бокового желудочка, 2 – внутренняя поверхность лобной кости).

Таким образом, практическое значение вентрикуло-фронтального расстояния заключается в том, что этот признак может быть использован как дополнительный маркер, позволяющий диагностировать или заподозрить синдром Дауна в совокупности с другими показателями данного синдрома при скрининговых исследованиях плода во II–III триместрах беременности.

На сегодняшний день разрешающая способность пренатального скрининга на синдром Дауна не абсолютна, поэтому в случае положительного результата становится необходимым проведение инвазивных диагностических процедур, связанных с дополнительным риском для еще не родившегося ребенка и матери, риском прерывания беременности. Стратегические установки скрининга направлены на сведение к минимуму ложноположительных результатов. В то же время желательно довести до максимума показатели выявления синдрома [7]. Именно на это ориентировано исследование, результаты которого изложены в статье.

Авторы выражают глубокую благодарность семьям, зарегистрированным в «Даунсайд Ап», которые приняли участие в исследовании.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector